Полвека на маяке

Люди
10 июля 2017 21:27
1541

Наблюдать за суднами на горизонте, которые заходят в порт — обычное занятие для каждого жителя Бердянска. Краны-великаны, напоминающие жирафов, разгружают и снова наполняют грузом гигантские трюмы. Бердянский морской порт на протяжении года принимает тысячи кораблей, получая и отгружая более чем 4 млн. тонн груза.

Суднам было бы сложно добраться до места без помощи маяков. В Азовском море достаточно легко сесть на мель, особенно большим грузовым судам. Из-за своей формы Бердянская коса является самой опасной на всем Приазовье. Она выступает треугольником: сужается на юге к середине и снова расширяется на юго-западе. Таким образом, без сигналов маяка тут не обойтись никак. Маяки указывают кораблям обходные пути, спасая их от гибели. Направляет сигнал смотритель маяка. Он делает свою работу в любую погоду. Очень важно быть на посту во время шторма, бури и снегопада.

5 / 58Сегодня в Украине насчитывается 58 рабочих маяком, пять из которых — на Азовком море.

Без контроля смотрителя маяк, от точности которого зависит жизнь моряков, функционировать не сможет. Во всяком случае, так было раньше… На Черноморском побережье некоторые маяки уже полностью автоматизированы: их работой управляют дистанционно.

В Бердянке есть два рабочих маяка: Верхний и Нижний. Верхний маяк стоит на возвышенности в городе. Его построили для того, чтобы указывать дорогу в порт кораблям, которые зашли в Бердянский залив. В сам же залив указывает путь Нижний маяк. Он стоит на краю Бердянского залива, далеко от людей, там, где суша встречается с Азовским морем.

«Маяки — святыня морей, они принадлежат всем и неприкосновенны, как полпреды держав» – эти строки Константина Паустовского украшали когда-то вход на территории Нижнего Бердянского маяка.

180 летВ 2018 году маяку исполнится 180 лет. Это один из старейших маяков Приазовья.

История создания маяка началась в далеком 1838 году, когда по указу графа Воронцова здесь возвели 23-метровое каменное сооружение. Башню покрасили в белый цвет и украсили оранжевой линией, чтобы её хорошо было с моря. Для освещения тогда использовали керосин, который через тридцать лет был заменен лампами. В Украине это второй маяк, где появилось электричество, после Одесского.

Яков Федирко, смотритель маяка

Обычным туристам, а тем более, иностранцам, попасть на маяк в Украине не так-то и легко, ведь его территория считается режимным объектом. Несмотря на ограниченный доступ и стремительную автоматизацию всех процессов, на маяках работают люди. Какие они?

Уже более полувека за работой Нижего Бердянского маяка следит Яков Федирко. Среди украинских смотрителей маяков, которіе работают сегодня, он — самій старший.

Раньше Яков дважды в день уверенной походкой преодолевал 99 чугунных ступенек, чтобы для кораблей всегда горел яркий цвет.

Сейчас ему уже сложно подниматься на такую высоту. За него это делает молодой помощник. Яков Федирко живет в доме у маяка. Территорию вокруг он знает, как свои пять пальцев. За все годы работы на маяке он мало выезжал из Бердянска. Говорит, что не думал о том особой необходимости. Ему, мол, и здесь хорошо.

Он не торопится что-то рассказывать, делиться воспоминаниями — хоть с собой для нас он принес охапку старых фотографий и вырезок из газет, где говорилось о его маяке. Сразу видно, что он фанат своего дела. Но как трудно услышать от него хотя бы несколько слов… Создается впечатление, что спустя годы размышлений на маяке он потерял ощущение времени.

Сразу после войны отцу Якова, Ефиму Федирко, командир предложил пост старшего техника на Нижнем Бердянском маяке. В октябре 1945 года они вместе с семьей переехали из Мариуполя в Бердянск. Тогда Яков был еще совсем маленьким. Он вспоминает:

— Отец служил на кораблях гидрографической службы. Когда отслужил и в Мариуполь вернулся в участок, командир предложил ему работу на маяке. Приехал, посмотрел, понравилось. И мы переехали сюда.

Итак, с момента, когда Яков Федирко впервые попал на Нижний Бедянський маяк, прошло уже более 70 лет. То есть для Якова эта работа буквально является делом всей жизни. Еще шестнадцатилетним парнем он помогал здесь отцу. Затем учился в военно-морском училище на кафедре гидрографии, проходил практику на различных маяках. Пять лет проработал в Крыму на Кыз-Аульского маяке, но все равно вернулся домой, на своей Нижне-Бердянский маяк.

С 1971 года заступил, принял маяк и так до сегодняшнего дня и руковожу им. Тогда начальник, Холодырев Андрей Гаврилович, на пенсию выходил, а я пришел сюда вместо него. Домой вернулся.

Мы заботимся о безопасности мореплавания на нашем участке Мариуполь — Бердянск, Бердянск — Керчь. Во всех заливах стоят знаки, маяки. И в Билосарайке, и по всему Азовскому морю. Ранее управление (гидрографическое управление — ред.) было в Керчи, а теперь, после аннексии, мы подчиняемся Николаеву.

Кораблей в Бердянск заходит много, особенно летом, с началом сезона сбора урожая, когда отгружают зерно.

Сейчас, по словам Якова, работа уже не такая тяжелая, все автоматизировано. Маяк сам включается и выключается в нужное время. Кроме светового, посылает еще радиосигнал:

— Раньше устройство ставиои, надо было фокус выставить, чтобы светило точно. Если будет выше или ниже фокуса линзы, то луч будет не по горизонту. Сейчас же все регулируется. С заходом солнца световой сигнал включается, с восходом — выключается. В 2005 году здесь современную оптику поставили. До этому по таблицам смотрели время запада и востока солнца, следили за всем сами.

— Раньше надо было за пол часа до включения маяка поднимать шторы. Затем маяк утром выключаешь и идешь шторы опускать, потому что устройства портились от солнечного света. Ещё стекло штормовое протирали. Сейчас тоже протираем, но шторы уже не надо опускать: новая оптика не боится света. За час до включения маяка туда идет вахтенный и проверяет все: может там нужны ремонтные работы. На уборку поднимается дежурный. Нашим долгом является также уборка, покраска и обслуживания техники.

Яков с ностальгией вспоминает времена, когда работа была интересная, хотя и сложнее. Показывает свои фотографии из собрания руководителей в Керчи. Ранее к нему часто приходили гости. В его личном архиве до сих пор хранятся статьи и фотографии бердянских и одесских корреспондентов. Лишь на этих фотографиях можно увидеть старое оборудование.

20160830_1050

Во время войны маяк перенес настоящее потрясение: его почти уничтожили. Яков показывает фотографии башни после реконструкции в 1957 году:

— Когда немцы отступали, то пытались разрушить всю постройку, но что-то у них пошло не так: взорвали только купол башни. В 1957 году его отреставрировали. Технически здание также восстановили. Поставили здесь немецкую звукосигнальную установку. Когда видимость уменьшалась до 60 километров, то включали звуковую сигнализацию, чтобы корабли по звуку определяли расстояние до маяка. Так было до 1981 года, а затем поставили маячок-отражатель, такую «сигарку» американскую.

Сейчас свет маяка виден на расстоянии до пятнадцати морских миль. В море идут сигналы с фонарным башни: четыре с половиной секунды — яркий свет, затем трехсекундная пауза.

Вместе с Яковом работают еще три человека. Ранее в команде их было 12. В связи с переходом на современные технологии профессия смотрителя постепенно отмирает. Все больше судов оборудованы новейшими GPS-навигаторами, моряки ориентируются на данные спутников. Большинство маяков работают автономно, посылая радиосигналы небольшим маячкам-отражателям в открытом море.

Маяки выходят из строя, превращаясь в памятники истории и архитектуры. Все чаще они выполняют чисто декоративную функцию или же просто стоят и медленно разрушаются. Однако человеческий фактор остается на маяке решающим. Несмотря на то, что сейчас всю сложную и опасную работу выполняет автоматика, человек все же продолжает следить за исправностью ее работы и за порядком на территории. Конечно же, смотрителю больше не нужно в морозы и бури подниматься на башню чтобы наладить работу лампы. Ему достаточно лишь раз в неделю проверять исправность оборудования.

Тяжело дыша, Яков преодолевает подъем на маяк, ступенька за ступенькой. Он гордится одной давней фотографией, где он, еще молодой, показывает как работает оптика маяка другим корреспондентам. Мы хотим вернуться в прошлое и сделать такую же фотографию, но уже с Яковом сегодняшним.

Хранители маяка — семейное дело

В семье Якова много кто работал на маяке:

— У меня старший брат тут работал, дочка работала и жена. Почти династия…

Отец Якова, как и сам Яков, работал здесь даже после выхода на пенсию. Младшая дочь Татьяна, хоть и не живет на маяке, но работает здесь же техником — вместе с папой. Сейчас она поднимается на фонаргую башню вместо отца, продолжая его дело. Каждые выходные вместе с внуками они приезжают сюда в гости. Настоящее семейное дело, любовь к которому передается из поколения в поколение:

— Эту работу я б в жизни не променял ни на какую другую. Здеь всегда можно слушать шум моря, любоваться восходом и закатом солнца, наблюдать за штормом и волнами. Нужно хорошо прислушиваться. С маяка рано утром можно увидеть дельфинов. Мне даже в голову не приходила мысль куда-то уехать отсюда.

 

В мире все чаще маяки превращают в мини-гостиницы или рестораны с возможность подняться наверх — в то же врямя в Украине ве ещё сохраняется статус режимности этих объектов. Профессия смотрителя маяка существует у нас и дальше. И у нас все ещё есть возможность наведаться в гости к таким людям, как Яков, которые на протяжени полувека беспрерывно слушают шум моря и не собираются покидать свой пост.

Над материалом работалиТекст:Анна ОстроверхаТекст:Богдан ЛогвиненкоРедактор: Евгения ГриньОператор:Дмитрий ОхрименкоМонтаж:Микола НосокФото:Дмитро БартошФото:Сергей КоровайнийПомощь:Тимур ПлющПомощь:Ольга СалимоновичПеревод:Мария Растворова

10 июля 2017 21:27