Share this...
Facebook
Twitter

Культурные инициативы из-за полномасштабной войны в большинстве своём изменили свою деятельность так, чтобы помогать военным и гражданским людям. Но неизменной остаётся их миссия — продолжать творить. Поэтому искусство становится особым оружием, поддерживающим дух людей в сложные времена и помогающим приближать победу. Культурное пространство «Модуль» в городе Днипро — один из самых ярких примеров того, как люди искусства помогают сразу на нескольких фронтах.

«Модуль» открылся в 2016 году в Днипре. Это культурное пространство, где активно занимались аудиовизуальным искусством. Там были свои студии звукозаписи, саундлаборатория, продакшн-студия, концертная площадка, кинозал, бар, веганское кафе и магазин. Также у команды была диджейская школа и музыкальный лейбл Dnipropop. Со временем «Модуль» переехал в другое место Днипра, а с началом полномасштабной войны команда организовывает благотворительные концерты и волонтёрит. Они шьют плитоноски, сумки для аптечек, наколенники, а также ремонтируют машины для ВСУ.

Как появился «Модуль»

Евген Гончаров, сейчас он артдиректор пространства, организовывал вечеринки и фестивали еще в 2005 году. Привозил в Днипро иностранных артистов и инициировал выставки современного искусства. Позже вместе с Никитой Козачинским, тоже днипрянином, решили искать своё пространство для таких событий. Однако в 2014 году началась Революция Достоинства и российско-украинская война. К своим планам Евген с Никитой вернулись через несколько лет, открыв «Модуль» на месте бывшей типографии.

«Модуль» своей деятельностью поддерживал электронную музыку и альтернативные стили исполнения. Основатели называют своё пространство «митцивня» (укр. «митець» — художник, мастер) и рассказывают, что это лучше всего описывает их деятельность: пространство объединяет артистов, то есть художников, а само слово звучит оригинально и очень по-украински. Оно легко гуглится и не имеет российского эквивалента.

В начале 2022 года команде пришлось за семь дней уезжать из арендованного помещения, где располагался «Модуль». Застройщик выкупил весь участок, чтобы строить офисный центр или паркинг. После этих событий команда «Модуля» планировала взять паузу — поехать отдохнуть на Драгобрат, а уже потом искать новое помещение. Но началось полномасштабное вторжение, потому планы пришлось отложить до победы.

«Модуль» и великая война

Митцивня объединила вокруг себя активных людей, которые с началом полномасштабной войны смогли быстро организовать волонтёрский процесс и поддерживать ВСУ. Многие люди из сообщества «Модуля» пошли воевать, а остальные помогают им с самыми разными запросами. Евген Гончаров сейчас называет «Модуль» виртуальным коммьюнити, где приблизительно 100 человек в чате. Они собирают помощь на фронт тем, кто был хоть как-то причастен к «Модулю»: гардеробщики, саундинженеры и другие. Такая взаимоподдержка сейчас очень важна:

— Любую потребность пишем в чат и она закрывается через 10–15 минут. Все привлечены, все стараются чем-нибудь помочь. Кто-то деньгами, кто-то связями, кто-то гуглит, находит всё необходимое, затем кто-то едет на тачке забирать это необходимое, свозят всё домой. Мы шутим, что мой дом как база НАТО: всё свозится туда, а потом отправляется уже к ребятам.

По словам Евгена, Днипро с 24 февраля 2022 начал жить иначе. Почти весь город погрузился в волонтёрство, люди сплачиваются и помогают друг другу практически круглосуточно. Свою работу переформатировали многие общественные организации и благотворительные фонды, появились новые полезные инициативы, помогающие людям адаптироваться к новым реалиям жизни в условиях войны. На это повлиял опыт горожан в 2014 году, ведь Днипро был и есть прифронтовым городом:

— Волонтёрское движение в Днипре стало, на мой взгляд, более профессиональным. Все работают как одна большая семья или одна большая компания. Ну, то есть это очень структурировано и очень профессионально. Если есть культурная ячейка, то очень много шансов, что это сообщество, сплачивающееся вокруг этой культурной ячейки, начнёт волонтёрить, помогать армии или закрывать какие-то другие потребности.

Снаряжение для армии

В начале полномасштабной войны артдиректор обратился с запросом пошить плитоноски для защитников из «Модуля» к Катерине Родычевой. По словам девушки, они знакомы с Евгеном давно, ещё в «Модуле» вместе стены красили. Её мама, Алла Родычева, работает в мастерской, где раньше занимались обшивкой мебели, а теперь организовали пошив плитоносок, сумок для аптечек и наколенников для военных. Катерина рассказывает, что в первые дни было особенно тяжело, ведь телефон разрывался от звонков, потому что её контакты люди быстро передавали друг другу.

— Некоторые по три недели ждали. Потом также с помощью нашего коммьюнити мы собрали на первую швейную машинку, потом Саня (директор цеха. — ред.) нашёл (их) ещё, ещё, ещё. И если поначалу занятых комнат было около двух-трёх, то потом это стал полный этаж людей, приходивших на волонтёрской основе просто шить. Ну и так вот объёмы всё увеличивались, увеличивались. Сейчас немного пошёл спад — все одеты, но стабильно два-три раза в неделю мне кто-то пишет, кому-то нужно. Никому не отказываем.

Швейные машинки приносили с собой волонтёры, решившие помогать шить. Кое-кто дал в аренду на время войны. А ещё несколько новых организовали сбор средств. Всего в пользовании более 10 швейных машин. Катерина говорит, что изначально была проблема с тканями. Доставали материалы, где только могли. Например, искали рулоны огнеупорного брезента по складам. Мама Катерины — технолог производства плитоносок. Женщина рассказывает, что создают всё с учётом пожеланий военных.

— Мы примера нигде не брали. Такие модели, которые мы сделали, их больше никто не делает. Потому что мы сами разработали её (плитоноску. — ред.). К нам приходили военные, они брали их на полигон, они в них ходили, говорили: «Здесь надо менять. А это вот сделать».

Но Катерина отмечает, что прежде чем добиться таких результатов, они ездили по другим цехам, смотрели, как делают подобные вещи другие. Так они убедились, что всё делают у себя правильно.

Мастерицы рассказывают, что военные просят, например, сделать карманы под гранаты или «моли» — специфические системы крепления снаряжения, чтобы на них можно было повесить рацию. К пожеланиям швеи прислушиваются, поэтому в результате, после разных усовершенствований, выходит качественная продукция.

Свою неутомимую мотивацию Алла объясняет тем, что хочет защитить военных своей работой, как они защищают всех украинцев. Говорит, что пошив такого снаряжения ещё и ответственное дело, ведь во время боев, конечно, в тех изделиях ничего не поправишь. Поэтому девушки всё шьют на совесть. Каждая понимает: эта плитоноска может попасть чьему-то брату, мужу, сыну, сестре, дочери или матери. Поэтому мастера тщательно учитывают все комментарии и пожелания тех, кто уже пользовался их снаряжением. Катерина вместе с мамой серьёзно относится к проверке качества плит:

— У меня есть отзывы от военных, от терробороновцев, и если я где-то сомневаюсь, у меня есть место, куда я могу отвезти плиты (плитоноски. — ред.) и мне проверят: держит оно или нет. Но с начала войны до сегодняшнего дня ни одного упрека не было, только хорошие отзывы.

Катерина вспоминает, как сразу с первых дней полномасштабной войны люди приходили и помогали. Волонтёры собирали оставшиеся после кроя ленты и плели из них маскировочные сетки. Присоединялся кто на сколько мог, хоть на несколько часов:

— К нам даже приходила женщина после операции с палочкой (костылём. — ред.). Просила, чтобы мы тоже дали ей какую-нибудь работу.

Ремонт автомобилей для ВСУ и джаз

Сообщество из «Модуля» активно помогает ремонтировать автомобили для ВСУ и собирает средства на их покупку. Чинит автомобили товарищ Евгена — Роман Коробкин, любивший приезжать во дворик «Модуля» с друзьями на велосипедах.

— Наши ребята сказали, что им нужны машины, чтобы быть мобильными и передвигаться из точки «А» в точку «В». Мы в то же время начали собирать на них деньги, связались с людьми, которые пригоняют машины из Польши, Латвии и других стран, попросили найти машины под наши нужды. Конечно, это не новые тачки, поэтому они нуждаются в дополнительном ремонте, и именно этот ремонт делает Роман.

Ремонт автомобилей — это постоянный процесс. Евген одной едет, чтобы передать её бойцам, а другую, уже сломанную, забирает обратно, чтобы починить. Евген рассказывает, что важно выбирать такие автомобили, к которым в Украине можно найти необходимые детали. Также машины нуждаются в маскировочной покраске. По его словам, один из членов коммьюнити — дизайнер Гоша постоянно донатил на покраску (чтобы перекрасить одну машину нужно 10-12 тыс. гривен), а также разработал логотип, который сейчас ребята на передовой используют как шеврон своего подразделения.

— Самая подходящая модель — это, конечно, Land Rover. Их детали достаточно быстро можно найти и быстро починить. Ещё пикапы Mitsubishi. И ещё последняя тачка, которую мы купили — это был Mitsubishi гибрид. Почему гибрид? Потому что очень сложная ситуация с горючим, и электромобили играют очень важную роль хотя бы там на те 40 км, которые они могут проехать на аккумуляторе. Эти 40 км могут спасти жизнь, когда кончится бензин.

Гибридное авто
Автомобиль с системой «электродвигатель — двигатель внутреннего сгорания», он может двигаться как благодаря заряду электроаккумулятора, так и горючему.

По словам Евгена, ещё большее понимание важности любой помощи приходит тогда, когда сам побываешь у линии фронта. Говорит, что в Днипре и других городах война ощущается по-другому.

— Находясь там, на фронте, есть возможность понять все процессы, как это всё происходит. Ты постоянно слышишь выстрелы, взрывы, учишься понимать, где вылет ракеты, где прилёт. И именно это даёт тебе понимание, насколько это тяжёлый труд, насколько это опасно. И как тяжело этим ребятам, защищающим нас на передовой.

«Комендантский джаз»

Несмотря на столь активную помощь военным на фронте, команда «Модуля» не покидает искусство. Просто теперь они используют его как мощный инструмент фандрайзинга. Люди могут и эмоционально разрядиться, и сделать доброе дело в пользу Украины.

Вместе с Андрием Палашем, директором DCCC (Dnipro Center for Contemporary Culture), Евген организовывает вечеринки, помогающие собрать средства на нужды военных. В частности, деньги на ремонт автомобилей для ВСУ получают благодаря музыкальным мероприятиям — Комендантский джаз или концерты в Tea House. Евген говорит, что уже после первого месяца полномасштабной войны они поняли: людям нужно давать культуру. Это помогает посетителям отвлекаться и восстанавливать моральные силы. У DCCC была свободная площадь, у «Модуля» — аппаратура.

— Ставим виниловые пластинки, играем музыку. Приходят люди, они донатят и благодаря этому мы собираем деньги. Это оффлайн. Если онлайн, то постоянно пишем посты, связываемся с днипрянами, давно покинувшими Днипро и проживающими где-то в Европе, и они донейтят. Мы примерно считали, что уже, наверное, собрали где-то около полутора миллионов гривен. И за эти средства у нас есть возможность помогать ребятам (на фронте).

Share this...
Facebook
Twitter
Share this...
Facebook
Twitter
Share this...
Facebook
Twitter

На этих вечеринках люди слушают современную музыку, встречаются с друзьями, покупают напитки и собирают деньги на помощь ВСУ. Так удалось провести уже более десяти событий. Сначала к ним привлекали художников из Днипра, а сейчас — артистов из других городов. Евген добавляет, что ребята на фронте тоже просят сбрасывать им какую-нибудь музыку, видео, чтобы видеть, как живёт мирный город:

— Их это бодрит, им это нравится. Неоднократно можно прочесть посты, где они говорят: «Пока вы живы, пока есть возможность — тусите, веселитесь, не накручивайтесь. Делайте всё так, словно это последний день вашей жизни». Каждый день может что-то прилететь, всё может закончиться. Так зачем сидеть и бояться, если можно действовать и при этом помогать ребятам?

Когда «Модуль» снова заработает в новом месте, Евген хочет повесить там украинское знамя, которое подписали его друзья с фронта. И продолжать дальше бороться за свою страну.

Творческое сообщество мытцивни «Модуль» постоянно общается с разными артистами, просит их не забывать об Украине и кенселить российскую культуру, то есть отказываться употреблять и популяризировать любой контент страны-агрессора. Именно так, по мнению Евгена, каждый понемногу делает маленькое дело. И рано или поздно эти усилия станут мощным ударом, преодолевшим империю зла.

при поддержке

Этот материал создан при поддержке ІСАР Единение в рамках проекта «Инициатива секторальной поддержки гражданского общества», реализуемого ІСАР Единение в консорциуме с Украинским независимым центром политических исследований (УНЦПИ) и Центром демократии и верховенства права (ЦЭДЭМ) благодаря искренней поддержке американского народа, переданной через Агентство США по международному развитию.

Над материалом работали

Автор проекта:

Богдан Логвыненко

Автор:

Дарына Кырычок

Шеф-редактор:

Аня Яблучна

Редакторка:

Леся Богдан

Продюсер,

Интервьюер:

Хрыстына Кулаковська

Бильд-редактор,

Фотограф:

Юрий Стефаняк

Оператор:

Роман Клымчук

Режиссер монтажа:

Надия Мельныченко

Режиссёр:

Мыкола Носок

Звукорежиссёр:

Анастасия Клымова

цветокорректор:

Лана Степанова

Контент-менеджер:

Илона Баденко

Переводчик:

Ольга Цветкова

Редактор перевода:

Свитлана Борщ