Share this...
Facebook
Twitter

Трое физиков из Харькивского университета променяли студенческую лабораторию на гаражи, где создали собственное пространство для экспериментов. Вместе с другом-архитектором они обустроили мастерскую с 3D-принтером и другим оборудованием. Вскоре ребята открыли мастерскую для желающих заниматься инженерией и делать что-что своими руками, и переехали в новое помещение. За четыре года существования «Гараж-хаб» стал одним из первых инженерных коворкингов Украины, а также платформой для воплощения социальных, образовательных, технологических инициатив и мейкерства.

Мы привыкли пользоваться технологиями. Но в последнее время в мире появляется другой тренд – создавать технологии собственноручно или просто делать что-что собственными руками. Такая философия заложена в фаблабы (коротко от англ. fabrication laboratory — авт.). Это своего рода инженерные коворкинги, посетители которых могут воспользоваться 3D-принтерами, станками с числовым программным управлением (ЧПУ) и другими инструментами. Благодаря им можно распечатать любое пространственное трехмерное изображение, создать и протестировать прототипы (или модели) своих изобретений, чтобы потом показать инвесторам. Или смастерить что-то домой, как скажем вазу или полку для книг. Модель доступной лаборатории, где можно создать из ничего что-то, появилась в исследовательском Центре битов и атомов при Массачусетском технологическом институте. Идея фаблаба возникла из курса Нила Гершенфельда «Как сделать из ничего (почти) всё». В таких лабораториях пересекаются компьютерные науки, физика, инженерия. По мнению Гершенфельда, фаблабы должны вдохновлять людей быть не просто потребителями, а развивать навыки строить что-то собственноручно. Кроме того, они должны способствовать тому, чтобы люди учились во время работы, ведь именно так лучше всего овладеть технологиями. В идеале, открытые мастерские должны решать локальные проблемы, а также способствовать развитию технологических стартапов.

После запуска проекта 2001 года поклонники фаблабов начали появляться по всему миру. В частности, существует всемирная сеть Fablab, которая в 2017 году насчитывала более 1200 центров. Благодаря фонду сети легче закупать оборудование и искать партнеров для сотрудничества.

Во многих странах фаблабы становятся площадками для реализации идей разных групп населения – от детей до предпринимателей-стартаперов. Например, цель фаблаба в Белфасте – сделать технологии максимально доступными для ирландцев, развивать инновационное мышление и навыки дизайна, чтобы создавать благодаря им разнообразные проекты. Для этого в центре проходят образовательные мастер-классы и действующие рабочие зоны, где желающие могут поработать с лазерными и 3D-принтерами, электроникой и соответствующими программами. Здесь можно изготовить практически все – от скетча с лазерным принтом до лодки или прототипа роботизированной руки.

Когда дело касается оборудования, важен материальный аспект. Средства на финансирование открытых мастерских могут поступать из разных источников: от государства, НГО, бизнеса и благотворительности. В Европе фаблабы чаще всего берут деньги из местных бюджетов. В Украине государственных программ для поддержки таких проектов нет. Несмотря на это, четыре-пять лет назад открытые мастерские начали появляться в украинских городах. Для примера, сегодня десятки фаблабов действуют в Киеве и Львове, немного меньше таких пространство в Харькове и Одессе.

«Гараж-хаб»

Чтобы создать хаб, необязательно иметь неограниченный бюджет. Для начала достаточно инициативы. Творцы «Гараж-хаба» в Харькове – на то время студенты физико-технического факультета университета им. В.Н. Каразина – Роман Выдро, Борис Петров и Платон Дмитриев сначала не планировали делать открытую мастерскую. Все началось с увлечения физикой и турнирами. Они с детства принимали участие в академических соревнованиях. На одном из таких соревнований участники получают ряд тем для исследования на полгода.

— Это не «поезд выехал из пункта А в пункт Б». А это что-то наподобие выяснить, как расходятся вихри турбулентности, когда пакетик с чаем завариваешь в чашке, или как работает такая штука как «акустическая левитация», когда там предмет может просто левитировать в воздухе из-за того, что есть звуковые волны, которые как-то там его поддерживают.

По просьбе студентов университет выделил им лабораторию для исследований. Это была обычная комната общежития с советским оборудованием. Ребята вспоминают, что им, первокурсникам, даже нельзя было трогать приборы в помещении. Они занимались любимым делом, но не были достаточно независимыми, чтобы готовиться столько, сколько нужно.

Тем не менее в 2014 году студенты заняли второе место на Международном турнире в Швейцарии, уступив лишь французской команде (к слову, её бюджет в десять раз превышал бюджет харьковчан). После этих соревнований парни поняли, что нуждаются в собственном пространстве, где можно больше экспериментировать.

— Нам пришлось искать что-то свое, не хотелось сидеть у мамы на кухне или где-то в подвале каком-нибудь, или в сарае. У нас не было никаких денег, кроме стипендии. И нас было только четверо. И мы арендовали один гараж.

Собственными усилиями парни превратили пустой бетонный бокс площадью 22 кв.м. в настоящую лабораторию.

— Это был такой, знаете, как в детстве люди строят халабуду, вот это была такая же штука, но уже немножко более серьезно.

Парни сами собрали мебель из паллетов, собственноручно залили бетоном пол, поставили буржуйку для обогрева. Привезли из дома инструменты, заказали датчики, сенсоры и другое измерительное оборудование. Уже за полгода в новообразованной лаборатории можно было достаточно точно измерять физические величины.

Успешно пройдя региональный и национальный этапы, в 2015 году команда победила на международном турнире физиков в Варшаве. Из выигранного кубка парни сделали лампу, потому что «большего толку от него нет». В университете их победу встретили радостно, но из-за интенсивной подготовки к соревнованиям ребята потеряли стипендии:

— Случилось самое главное – университет перестал быть для нас таким авторитетом, к которому нужно просто приходить и тратить всю свою студенческую жизнь именно на учебу. Плюс у нас уже тогда был гараж – это такое пространство, где мы могли самоактуализироваться через технологии. И мы продолжили это делать. И за следующие два года один гараж превратился в два, три, четыре.

Кроме площади мастерской, увеличилась и команда. К студентам Романа, Бориса и Платона присоединился архитектор Дмытро Мельников, как раз завершающий учебу:

— На пятом курсе я уже не мог больше это делать, потому что это было достаточно архаично, нас очень плохо учили тому, что мне было нужно. И я тоже искал место, где я могу использовать свои знания на практике. Я работал на рекламном производстве и имел опыт работы с лазерами, фрезерами, технологиями производства. Но там мне было очень грустно, потому что мне нужно было делать простую работу день за днем, и не было никакой связи между тем, что я делаю и результатом. То есть, очень сложные схемы какие-то, нужно было что-то проще, нужна была какая-то отдача от того, что я делаю.

Во время поисков мастерской Дмытро встретил физиков «из гаражей» и присоединился к ним. Парни сбросились деньгами и сняли третий гараж, где сделали пол, покрасили стены, поставили обогреватель. Со временем в гаражах начали заниматься не только экспериментами, а также брать небольшие коммерческие заказы вроде установки ламп на скейтборд. Дмытро помогал с оборудованием гаража. Он принес туда первый 3D-принтер, который сам сконструировал и собрал дома.

Начало хаба

После прихода Дмытра работа пошла быстрее. Коммерческих заказов стало больше, и гараж стал настоящим «хабом».

— Самое важное, что мы сделали – стали пускать других людей. Поэтому у нас к тому времени сформировался очень сильный элемент социальной ответственности. Потому что мы знали, что никому не пожелаем замешивать свою тонну бетона на пол, чтобы заниматься своим любимым делом. Никому не пожелаем сидеть «в обнимочку» с буржуйкой зимой и разжигать в ней какими-то «огрызками» паллетов, найденных на мусорке, чтобы просто спаять свою первую микросхему или построить свой первый компьютеризированный станок.

Следовательно, в гаражах появились постоянные посетители, которые приходили работать на оборудовании мастерской. Основатели хаба ожидали, что туда придут технари. Однако, хабом заинтересовались абсолютно разные люди, большинство которых не имели технического образования. Приходили также те, что во время учебы по технической специальности не получали достаточно практики и в мастерской могли впервые поработать, например, за ЧПК-станком. Кто-то приходит сделать табуретку или светильник для дома. Кто-то – установить гидроэлектростанцию в бачок для унитаза или просто отдохнуть от офисной работы. Объяснять новичкам, как пользоваться оборудованием, очень долго. Так что ребята, чтобы не повторяться, записали курс «Интро ту гараж».

Социальные проекты

«Гараж-хаб» популяризирует идею социальной ответственности.

— Мы хотели показать, что наши болтики, гаечки, 3D-принтеры и все остальное – не просто инструменты, но еще и средства социального активизма.

В элемент социального активизма ребята превратили 3D-принтер. В частности, начали печатать на нем шедевры мировой архитектуры, как вот Бранденбургские ворота, Эйфелеву башню и т.п. Эти модели делали хорошо детализированными, чтобы спроектировать масштабные проекты, которые бы дали возможность «почувствовать» культуру незрячим или людям с нарушением зрения.

— Мы до сих пор тепло относимся к социальным проектам, всяко идем навстречу активистам, которые имеют какую-то светлую идею, что-то пересекается с технологиями. И мы пытаемся быть звеном между светлой идеей и реальностью, которая поможет вынести это на поверхность.

Новый виток развития

В феврале 2017 года «гаражи» переехали в новое помещение. Благодаря знакомым парни вышли на проект «Украинская инициатива повышения уверенности», который финансируется Агентством США с международного развития, и получили грант, покрывающий расходы на строительные материалы. Перебравшись в новое помещение, основатели «Гараж-хаба» купили две тонны метала и фанеры, сварили себе мебель, залили пол, подключили электрику. В этом им помогали около двадцати волонтеров. Основную часть проектирования пространства взял на себя Дмитрий. Сейчас пространство открыто для сотворчества, где каждый может проявить инициативу:

— Это такой очень динамический процесс, когда что-то строится раньше, чем оно проектируется. Потому мы принимали решения прямо на месте. Поэтому это немного спонтанно получилось. Но у нас никто не может сказать, что это ему не нравится, потому что это сделали люди и они это формировали.

Экскурсия по «Гараж-хабу»

Сейчас «Гараж-хаб» — это пространство со множеством зон, каждая из которых имеет свою функцию. Роман проводит небольшую экскурсию по помещению:

— Когда люди заходят, то они попадают в эту зону, где у нас есть стол администратора. Здесь можно записаться, выяснить, когда какое оборудование свободно, получить какие-то электронные компоненты или инструмент для того, чтобы делать свои инженерные или арт-проекты, медиа-, арт-инсталляции, или просто что-то себе домой, если там что-то сломалось. В следующих двух помещениях есть зоны для «тихой» и «шумной» работы.

В первом помещении находятся компьютеры и другое оборудование, что работает достаточно тихо. На втором столе – несколько не очень громких ЧПК-станков и 3D-принтер. В левой части зала Роман показывает места, где можно паять, собирать небольшие электронные компоненты, микросхемы, которые будут управлять оборудованием со светом, станками и т.п. Для этого есть все необходимое: химикаты, микроскоп, паяльные станции, термофены и другое.

— В других залах есть компьютеры, где люди могут что-то спроектировать. Также здесь есть конференционная и лекционная зоны. В конференц-зоне можно провести небольшое образовательное мероприятие на 15-20 людей. Здесь резиденты также могут проводить встречи с заказчиками.

Ребята сами сделали мебель.

— Любой стол можно развернуть на 90 градусов – и это уже диван. Поэтому эта зона за 20 минут может стать лекционной зоной на 79 человек. Здесь становится лектор, проектор, экран, и мы уже можем проводить любые лекции: пусть то будет философия, инженерия или что-то совсем другое.
Одна из самых важных нетворкинговых зон в «Гараж-хабе» – это кухня.

— Это то место, место силы, можно сказать, где по-настоящему рождаются идеи, где люди знакомятся. И у нас тут есть всё для того, чтобы можно было что-то приготовить. И мы делаем это каждый день. У нас один человек, который волонтёрит и готовит где-то на 10-15 человек, и мы все едим вместе, это такая наша часть корпоративной культуры. Мы каждый день волонтёрим; на доске записываемся, кто будет готовить сегодня, кто завтра.

Также есть лаунж-зона, где можно сесть, отдохнуть, пообщаться. Со временем ребята планируют сделать здесь что-то более интересное.

Что здесь происходит и кто сюда приходит?

В «Гараж-хабе» практически нет иерархии. Структура организации состоит из работников, резидентов и посетителей мероприятий.

Над развитием мастерской работает девять человек. Среди них – профессиональный ретушёр, программист, переводчик-референт, психотерапевт, социолог, радиофизик и люди без специального образования. Перечень резидентов еще разнообразней: здесь есть студенты, психологи, музыканты, гипнотерапевты. Их возраст варьируется от 20 до 59 лет. Также в «Гараж-хабе» есть так называемый «тусовочный комитет» – люди, которые приходят на мероприятия, что проходят в мастерской, или сами что-то организовывают. Главный критерий отбора желающих присоединиться к хабу в какой-либо из ролей – разделять его ценности.

— Мы хотим, чтобы все вокруг становились более человечными, сознательными и умелыми: будь то группы людей или организации, или наши партнёры. И при этом, чтобы был элемент пассионарности, драйв какой-то, правильно? И для того, чтобы все работало, нужно, чтобы люди, которые приходят сюда, могли рано или поздно стать агентами изменений. Стать теми, кто будет влиять на других и делать их более человечными, пассионарными, сознательными и умелыми.

Направления работы платформы

В «Гараж-хабе» есть несколько направлений деятельности, что поддерживают платформу: резидентство, обучение, прототипирование, технологии. Резидентство является форматом, благодаря которому люди могут реализовать собственные проекты, идеи, обмениваться опытом и обучаться. Резиденты могут работать с разными материалами, моделировать и паять технику, например, лампу или музыкальную колонку, шить одежду и т.п. Резиденты оплачивают часы работы в хабе. Организаторы рассказывают, что разрабатывают новые тарифы и абонементы, которые будут стоить не дороже абонемента в спортзал.

— Если человек хочет создать свой проект, но не чувствует себя достаточно уверенно в своих силах и требует наставничества, то в «Гараж-хабе» есть менторы, которые помогают (люди, следящие за тем, чтобы руки, материалы и оборудование было в безопасности). Менторство принадлежит к образовательному направлению работы. Оно также включает мастер-классы для взрослых и детей, лекции, курсы по философии. Также здесь проводят воркшопы для компаний и организаций по 3D-печати для Детской школы архитектуры. Такие услуги обходятся посетителям от одной до нескольких сотен гривен.

Отдельное направление работы – это консультация архитекторов, дизайнеров по тому, как оборудовать мастерские, обслуживать оборудование, воплощать проекты. А еще здесь занимаются прототипированием – разработкой моделей проектов и продуктов широкого спектра: от светомузыкальных инсталляций до дизайна мебели. Для окупаемости, в мастерской также берут коммерческие заказы вроде силиконовых форм для кондитеров или ламп с параметрическим дизайном.

Катализатор изменений

«Гараж-хаб» — это о доступности технологий. Во-первых, он является иллюстрацией «низовой инициативы», когда четверо студентов сделали творческое пространство в арендованных на стипендию гаражах. Во вторых, существование мастерской делает технологии ближе ко всем желающим.

— Если человек может позволить себе смартфон, то может позволить и 3D-принтер, и ЧПК-фрезер, и лазер, и все что угодно. И цена вещей, которые есть у нас здесь – не заоблачная. Большую часть оборудования на компьютерном управлении, которое у нас стоит, мы собирали, проектировали сами. И это очень важно, потому что у нас есть инструмент, который мы точно знаем, как работает.

Сейчас самостоятельное проектирование сложно назвать мейнстримом. Но Роман убежден – со временем это может поменяться. Как в свое время компьютеры и ІТ вышли из андерграунда, мейкерство и инженерия тоже могут стать массовым явлением.

— Прикладная инженерия и мейкерство, как говорят, могут выйти на поверхность. И она может стать легитимизированной, нормальной сферой. И люди будут идти в университет для того, чтобы становиться инженерами, а не юристами или ІТ-специалистами. И именно такие пространства, как наше, этот процесс ускоряют. Мы являемся таким катализатором, который показывает всю необходимость, эффективность и сексуальность мейкерства и прикладной инженерии. Сейчас «Гараж-хаб» — это больше, чем фаблаб. Теперь это платформа, которая транслирует определенные ценности и воплощает проекты. Мастерская это только инструмент этой платформы.

Продолжительное время парни считали миссией «гаража» продвижение инженерных проектов. Со временем поняли, что стоит сделать любые проекты, ведь в мастерской много тех, кто может создавать классные вещи вне инженерных контекстов.

«Гараж-хаб» — это пример того, как хобби в снятом гараже перерастает в социальную платформу, что меняет общество.

— На самом деле наш самый большой капитал, самая большая ценность – это те люди, которые сюда приходят. Потому что самая важная зона этого пространства – это не мастерская за стеклянными дверьми, а именно кухня. Потому что туда приходят архитектор, дизайнеры, художники, музыканты, городские сумасшедшие и инженеры. И заодно появляются те идеи, которые потом могут «выстрелить» и сделать что-то очень большое и полезное.

В отличие от многих похожих проектов, хаб начинался не из благоприятных условий, а наоборот, из некоего протеста:

— Мы были в лаборатории в ВУЗе, нас это не устраивало – мы сделали свою лабораторию. Мы были в мастерской в арендованном гараже, нам было больно и тяжело – мы сделали свою мастерскую. Кто знает, до чего это нас приведет в будущем…

За консультацией к парням обращаются люди, которые открывают мастерские в других городах. Но опыт «Гараж-хаба» достаточно уникальный, чтобы взять его в качестве модели для другого проекта. Подобно франшизе на кофейню, можно приобрести и установить оборудование через Fablab Foundation. Но это стоит десятки тысяч долларов. В конце концов, и телефоны с интернетом когда-то казались недостижимой роскошью. Возможно, через какое-то время мировой тренд начнет активнее развиваться в Украине и инженерные мастерские будут открывать при школах и университетах, как что-то обычное – спортзалы или столовые. А инициативные люди, которые уже работают в отрасли, укрепляют веру в такой сценарий.

Над материалом работали

Автор проекта:

Богдан Логвыненко

Автор:

Виктория Солодка

Редакторка:

Катерына Легка

Корректор:

Мария Прохоренко

Продюсер:

Ольга Шор

Фотограф:

Сергий Сверделов

Оператор:

Олег Сологуб

Павло Пашко

Режиссёр:

Мыкола Носок

Бильд-редактор:

Олександр Хоменко

Транскрибатор:

Полина Бондарук

Переводчик:

Илона Баденко

Редактор перевода:

Яна Щербина

Следи за экспедицией