Кто такие бойки?

Карпаты
Национальные меншины
7 марта 2019 10:47
556

Украинский этнос состоит из нескольких десятков этнографических групп. Каждый субэтнос имеет свои особенности языка и культуру быта. Самобытные традиции этих групп формировались в течение столетий, однако при условиях развития городов и экономики они интегрируются, а их отличия постепенно сглаживаются. Считается, что лучше всего украинские субэтносы сохранились именно в пределах Украинских Карпат и Закарпатья. Бойки – одна из крупнейших по численности среди горных этнографических групп. Их бытовая культура насчитывает достаточно столетий, чтобы объединить наслоения разных эпох и видений, и является большим достоянием для общенациональной культуры.

Бойки

Бойки, или верховинцы, подгоряне, долиняне – это украинская этнографическая группа, населяющая среднюю часть Украинских Карпат от рек Лимница и Тересва на востоке до рек Уж и Сян на западе. Территория Бойковщины граничит с такими историко-этнографическими регионами, как Лемковщина и Гуцульщина.

О происхождении бойков существует немало теорий, и ученые до сих пор не сошлись на наиболее вероятном и аргументированном объяснении. По самой распространенной версии, этноним «бойки» происходит от названия кельтского племени бойев, которое проживало на территории современной Чехии и Австрии в позднеантичные времена. Также бойков рассматривают как потомков древнего племени белых хорватов, которые участвовали в формировании украинского народа около тысячи лет назад. Происхождение названия этого карпатского субэтноса пытались выводить также от польского слова «бояк», то есть «вол», румынского «бой», российского «бойкий», «боек», придуманного слова «войко», украинская глагола «бояться» или местной формы обращения к богу – «богойку» и других. Но ни одно из этих предположений не получило признания из-за нехватки убедительной аргументации.

Бойковские села расположены в долинах рек и носят в основном скученный характер. Многие поселения этого района – древнего происхождения, упомянутые в Галицко-Волынской летописи и в других средневековых источниках. Духовная культура жителей Бойковщини имеет свои региональные особенности. В здешних обычаях и обрядах прослеживается тесная связь с житейскими делами человека.

Привлекает внимание ученых также бойковский говор, который относится к юго-западному наречию украинского языка. Он охватывает говоры северных склонов Карпат, граничит на западе с лемковским говором, на востоке – с гуцульским. Бойковский говор называют наиболее архаичным и таким, где сохранился ряд признаков древнеукраинского и праславянского языков. Он имеет фонетические, грамматические и лексические особенности, которые до сих пор используют жители региона.

2

У бойков есть свой этнический фестиваль – Всемирные бойковские фестины. На него съезжаются бойки из разных стран. Это событие происходит один раз в 5 лет с 1992 года в Турковском районе. В фестинах участвуют фольклорно-этнографические коллективы бойковских регионов Украины, а также выходцы из Бойковщины, которые оказались за пределами родного края. Играют коломыйки (украинская народная песня-танец – ред.) и другие традиционные песни, которые не поют нигде, кроме малой родины.

Сестры Игнатыш

Население села Лыбохора составляет чуть больше двух тысяч человек, так что даже не все жители в селе друг друга знают. Касательно названия населенного пункта существует такая легенда: раньше это село называлось Олексанка, потому что основал его Олекса – один богатый человек, который получил привилегированную грамоту от короля, и ему позволили заселить эту территорию. Но позже здесь жил другой известный богатый человек, у которого была дочь Люба, и за ней ухаживали разные, также богатые люди из других сел. А когда она заболела, все говорили: «Люба хворает! Люба хворает!». Говорят, что со временем «ю» изменилась на «ы», и от того пошло «Лыбохора».

В селе Лыбохора живут и работают сёстры-скрипачки Леся и Васылина Игнатыш. Они неизменные участницы и руководительницы троистых музык (украинский традиционный ансамбль, первоначально состоявший из трёх инструментов – ред.) «Бескид». Этот коллектив, основанный их отцом ещё полстолетия назад, поёт традиционные бойковские песни на свадьбах и других забавах. В ансамбле 7-8 участников, которые играют на старинных инструментах: кроме скрипки, еще есть цимбалы (музыкальный инструмент, где звук извлекается ударами палочек по струнам – авт.), басоля (украинский народный смычковый инструмент, подобный виолончели – авт.), бубен (ударный инструмент в виде обруча, обтянутого сухой кожей – авт.), дрымба (язычковый щипковый инструмент в виде металлической дуги – авт.), сопилка (духовой инструмент – авт.).

— Отец с детства привлекал нас с сестрой к этому коллективу. С 80-х годов мы уже играем в нем полноценно. И хотя отец не имел музыкального образования, а нас уже отдал учиться музыке профессионально.

Леся говорит, что ее сыновья также являются участниками коллектива. Они умеют играть на дрымбе, цимбалах, басоле, бубне. Оба изучают музыку в Дрогобыче, старший – скрипач, а младший – саксофонист. Таким образом формируется династия – четвертое поколение музыкантов.

— Отец наш был свадебный скрипач. Самоучка, но очень владел игрой. Наш дедушка, Иван Михайлович Игнатыш, также был известным бойковским скрипачом на то время. Не осталось ни одной съемки его игры, ничего не осталось. Мы не слышали нашего дедушку. Отца уже есть записи, есть диск.

4

 

Васылина и Леся говорят, что они – самые молодые носители бойковского фольклора. Есть еще старшие женщины, которые владеют этими знаниями, но преимущественно эта традиция отходит.

— Молодежь к этому не тянется сейчас. А мы смолоду потянулись, потому что отец много тех знаний дал. По всей округе его приглашали на свадьбы, и мы маленькие бегали за ним и слушали. Теперь по памяти воспроизводим. Также мы часто пасли коров вместе и много разговаривали, пели. Папа на сопилке наигрывал те все коломыйки, и мы ему благодарны за это. Он говорил: «Вам когда-то понадобится, меня не будет, а вы то должны помнить».

5

Сестры спели несколько ладканок – 3-строфных песен, в которых преимущественно первая строчка рассказывает про определенное событие, а вторая и третья повторяются. Ладканки бывают для разных ритуальных обрядов: свадебных, для скота, к жатве, к началу посева.

— Свадебные ладканки есть и к началу свадьбы. Как начиналась свадьба у нас, в бойковском крае, то замужние женщины, обязательно старшего возраста, начинали свадьбы таким ладканием. Это и ладканки к барвинку, к венкам – каждый этап свадьбы имел свои ладканки.

Село Лыбохора расположено в межгорье Карпат, поэтому среди различных видов коломыек Леся и Васылина выбрали спеть именно полонинские коломыйки – их поют, когда выпасают в долинах коров или овец. Такие песни люди создавали, опираясь на то, чем жили и какой быт видели вокруг.

Еще одной разновидностью распространенных на Бойковщине напевов есть вивканье. «Вивкать» дословно означает что-то выкрикивать.

— Когда пастухи, взрослые уже парни и девушки, выпасали скот, то с одного верха на другой подавали голос. Сейчас есть телефон мобильный, взял и позвонил, а раньше вивкали. И считалось, что если девушка ответит на то вивканье, значит, какая-то симпатия зарождается. И слышно было хорошо, потому что эхо большое на полонине.

Про похожую технику пения гуцулов читайте в нашем материале «Гуцульский хлеб для Карпат».

Васылина и Леся рассказывают, что Бойковщина была исследована сравнительно немного, но при этом существуют разные версии ученых о том, откуда происходят бойки.

Есть версии, что бойки происходят от хорватов, от сербов. А что касается самого названия, кто-то говорит, что люди были очень такие боевые, воинственные. А вот другая версия есть, что бойки, потому что мы говорим часто «бо, бо». Мы и сейчас так говорим. Разговариваем мы на своем диалекте преимущественно.

В официальных ситуациях сестры Игнатыш говорят на литературном языке, но в общем очень поощряют использование бойковского диалекта, чтобы возрождать и сохранять этот уникальный говор. Они приводят несколько характерных выражений:

— Есть такое выражение: «Как бола, бола кобола, та бола вотягнула». То есть если бы была кобыла, то потянула бы. Или, например, кувшиноподобная посуда, куда собирают чернику, в других регионах называют «збанóк», а у нас говорят «дэнэ̀рко». А сама черника у нас «я́фэны» называется. Когда юшку мясную варят, то это «дзя́ма». Если бы так хорошо послушать бойков, то не очень бы и понял, что они кушали.

Васылина и Леся рассказывают, что во время операции «Висла» их родных переселили в Донецкую область. Семья с тех земель уже разъехалась, потому что они жили недалеко от эпицентра боевых действий.

— Наша мама была выслана в Донецкую область, но не понравилось ей там жить, она вернулась в Борислав. А наш отец играл там на свадьбе, так и познакомились. И мама переехала сюда, в горы жить. С неё и посмеялись, говорят: «Куда ты едешь? В горы, куда-то в какое-то село забытое?». Наверное, любовь привела сюда. Она никогда не жалела о своем выборе.

Сестры Леся и Васылина одеты в традиционные парадные бойковские костюмы. Раньше в таких костюмах ходили в церковь, а дома носили более простые.

— Вот эта верхняя жилетка, камазэ̀лька, и эти рубашки – это из села Чорна Нижне-Устрицкого района, это по линии мамы. А низ – юбки – это наше Лыбохорское. Мы объединили две такие, можно сказать, точки Бойковщины. Обувь наша называется ходаки́, это такое название для всего бойковского региона. Раньше были мастера, которые это делали. Юбку у нас называли фарту́хом, а фартух – пры̀пинкою или запа́ской.

Семья Комарницких

Название поселка Борыня происходит от слова «бор» (хвойный лес). Эти земли известны, в частности, тем, что в XVIII столетии здесь поселились немецкие колонисты и занимались разными промыслами, экспортируя продукцию в Европу.

Богдан Комарницкий хорошо знает историю своего края. Он рассказывает, что первое упоминание о селе было в XVI столетии.

— Те села, что хорваты основали, то они делали уже на месте существующих деревень. Они увеличивали поселения и названия свои давали. А Борыня не меняла свое название. Византийский император, а также историк 10 века Константин Багрянородный писал, что за Туркой живут белые сербы, то есть некрещеные сербы. Они живут между Венгрией и хорватами. Бойко – это владелец скота. Так, как в Америке ковбой. Сербы, по одной из версий, – этот мощный род из хорватов вышел, которые дали название Бойковщине.

12

Богдан рассказывает, что родители его происходят из села Комарники, находящемся в 12 км от Борыни. Это закодировано в его фамилии – Комарницкий.

— Есть села-гнезда, где у всех одинаковые фамилии. В Яворовом все Яворницкие, в Ильнике все Ильницкие и так далее. Каждый род имел окончание свое. Так закодировалось, из какого племени человек происходит, из какого рода. Потом потерялось в принципе. Вот посмотрю Бойко, например, он откуда-то оттуда, с Бойковщины происходит. Но было козачество, то там могли дать не фамилию, а псевдоним. Бойко, и все. Может, он с другой территории походит, но потерялось, поэтому какой псевдоним дали, так и называют.

В поселке Борыня семья Комарницких возрождает давние традиции приготовления сыра и хлеба. Варить «живой» сыр Богдан и жена Наталья научились у коллег из Закарпатья, которые до этого специально ездили за опытом в Швейцарию. Богдан говорит, что профессионально заниматься пищевыми продуктами его направила сама природа.

— Когда вы занимаетесь аутентичностью, то так получается, как будто какие-то силы вам помогают сверху. Даже сейчас я вижу, что у меня жизнь меняется к лучшему. Чем больше я копаюсь в прошлом, тем лучше вижу будущее. Почему-то оно так. Стабильное развитие – передача от старого поколения новому.

Молоко для изготовления сыра семья Комарницких берет у 4-5 семей. Чтобы сделать один килограмм сыра, им требуется 11-12 литров молока.

— Наталья уже может отличить, где молоко, когда корову колют антибиотиками, а где нет. То таких коров сразу извлекаем. Те собственники, которые подливают воду в молоко, то даже ко мне не пхаются, ведь знают, что выставлю на позор.

Сыры Комарницкие поставляют автобусом в направлении Львова. Также их покупают туристы или заказывают для разнообразных событий: свадеб, презентаций и так далее.

— Были в том году гости из Польши, Америки, Италии. Украинцы также приезжают из разных городов: Харьков, Мариуполь, Запорожье, Тернополь, Киев и т. д. И я еще ни разу не слышал какого-то негатива.

Богдан показывает бездрожжевой хлеб из муки грубого помола, который они выпекают с женой. Они, кроме всего прочего, используют глиняные формы для выпекания, что влияет и на вкус хлеба.

— Если мы возьмем ту муку, которая в магазинах сейчас, там нет того, что должно быть. В муке грубого помола есть ядро и отруби – это то, что полезно для человека. Ядро дает энергию, а отруби чистят организм. Всегда основой для хлеба была рожь, а пшеница служила как добавка.

17

Богдан с Натальей выпекают сравнительно немного хлеба, до 50 буханок в неделю. Доставляют на заказ отдельным семьям, организованно возят хлеб в Стрый.

— Сравнительно с ценами, которые я видел за такой хлеб в Киеве, мы продаем в разы дешевле. Зерно я покупаю у фермера, который для нас выращивает. Я сеял рожь, пшеницу тут у нас, урожай бесподобный.

Когда занимаешься аутентичностью, такими вещами, которые наши предки делали, то и силы появляются, и жизнь к лучшему меняется. Оно как-то само собой выходит.

Богдан рассказывает, что другие жители села не сразу восприняли его новые увлечения. Сначала были насмешки, но в конце концов пришло понимание, почему семья Комарницких выбрала такой путь.

Тот процесс не идет мгновенно, он понемногу, долго. Люди привыкли к каким-то стандартам, что все должно быть в определенных рамках. Но я сам понял, что единственно верный путь – возрождение. Или пищевых, или не пищевых продуктов. Иногда мне такое говорят, что «весь мир движется вперед, а ты нас назад тянешь». А я и не говорю, что надо отказываться от современных достижений. Но если, например, есть многовековая традиция сыроварения, то почему бы не сделать качественный сыр? Инструменты могут быть современные, но технология та же.

Анатолий

Девятнадцать лет Анатолий Высочанский посвятил туристическому бизнесу. Работал экскурсоводом, много по горам ходил, делал пешеходные маршруты и рассказывал туристам о бойковском крае.

— Я водил людей и из Киева, и из стран СНГ. На переходах, на стоянках мы спали, и дальше шли, когда я еще был молодой. А после туризма я работал в школе общеобразовательной. 42 года я имею стажа.

Анатолий Высочанский родился и живет в селе Мохнатое, которое в Турковском районе. Вместе с женой они воспитывают четырех детей. Сын помогает Анатолию играть традиционную бойковскую музыку на свадьбах.

— Я руковожу группой «Отголоски Карпат». Мы играем верховинские, бойковские, гуцульские обрядовые песни на свадьбах. Играем и концерты, вечоры – кто что закажет. Обращаемся к фольклору, потому что тут это приходит в упадок, и никто это не возрождает, те старые традиции, обычаи. А если мы это покинем – наши традиции и всякие обряды старинные – грош нам цена.

Анатолий рассказывает, что для того, чтобы играть на свадьбе, надо знать много обрядов и учитывать, что в каждом регионе они отличаются. Музыкант ездил играть в разные места. Был и в таких высоких горах, что даже конём повозка не доедет.

— Есть бойковские коломыйки, как когда подходит жених к невесте. Под окном, когда идут, музыканты играют на благословение такой танец. Еще есть ладки – это когда просят благословения для молодых. Отец благословит, тогда мама благословит, с хлебом и с солью, и с венком, и с караваем. Такая бойковская традиция.

Анатолий Высочанский начал играть в 6 лет. А с 8-ми лет уже играл на баяне на свадьбах вместе со взрослыми музыкантами.

— Учился я сам. Но и без образования я делал качественно и очень хорошо. Я все играю на слух – знаю немного нотной грамоты, но очень слабо. А играю хорошо.

Анатолий рассказывает, что еще есть села на Бойковщине, где празднуют традиционные свадьбы:

— Молодая одевается в вышитую форму, у неё такой чепец на голове. Есть еще бойковские свадьбы здесь на Турковщине. Тамада и староста должны знать обряды обязательно, потому что обряды в каждом районе совсем другие. Если взять наш бойковский край, здесь иначе молодую чипчают («чипчать» – украинский свадебный обряд, когда с невесты снимают фату и покрывают голову платком, как символ того, что она стала замужней женщиной – ред.), потом там есть золотой танец, где молодая собирает деньги, и кто хочет с молодой танцевать – танцует.

У Анатолия Высочанского есть ученики и в общеобразовательной школе, и в детском садике. Преподает пение, музыку.

— В садике у меня младшая и старшая группа. Два раза в неделю хожу туда на работу. Играл им на баяне – такие дети, будь здоров. Гораздо больше с детьми можно сделать, чем школа сделает. И за сыном своим я наблюдаю, он, как был маленький, однажды на Пасху пошел в церковь. Пришел из церкви и говорит: «Папа, можем покушать, но лучше возьми инструмент и сыграй мне». Понимаете? То для него было первым, а кушать – вторым. Это очень хорошо. Значит, будут с него люди.

Анатолий считает, что бойков можно охарактеризовать как очень добрых людей. И так исторически сложилось, что бойки никогда не были богатыми людьми, потому что на этих землях сравнительно прохладно, виноград и другие культуры здесь не плодоносят.

— Бойки все время занимались скотоводством, земледелием. С земли жили. Но у нас уже и пшеницы никто не сеет. Наши горы не для того. А скотоводством заниматься – это высший класс на весь мир. Очень просто: много земли, никто ее не обрабатывает. Косить сено можно столько, сколько хотите – скота можно держать и 100 штук. А вообще бойко имеет такой характер, что, когда он сыт, и все хорошо дома, а картофеля хороший урожай – он очень веселится, поет и гуляет с женой посреди хаты. Берет жену, выпьет немножко самогона и так танцует, как холера.

20

Поскольку раньше у людей было гораздо меньше вариантов для развлечений, то и музыкантов было значительно больше, и очень талантливых. У каждого были скрипки, умели играть как-то по-своему.

— А теперь скрипки в каждом доме. Вы можете скрипку хоть за 100 рублей купить. Но играть никто не хочет. А чтобы заниматься музыкой, надо ее слышать. Здесь ни родители не помогут, ни деньги, ничего. Ребенок должен сам стараться. А то выйдет как дуб на сцену, папа ничего не сделает. Надо иметь артистичность, надо с людьми работать, чтобы людям это нравилось. Это вы за деньги не купите.

Анатолий Высочанский вспоминает, что свадеб отыграл более полторы тысячи. Теперь их уже меньше, люди иногда скромнее празднуют, но раньше часто и на сон времени не хватало.

— Играли много. Имели троистую музыку раньше, а уже потом начали играть и вокально-инструментальные композиции. Фонограмму не используем, у нас все живое. Имеем запас песен, малой около 2,5 тысячи точно знает наизусть. Я фольклор только играю. Бойковский, гуцульский фольклор, чардаш, что-то такое играю. А молодые ребята и более современное играют, такое, что сегодня выходит в эфир на украинском.

21

Анатолий считает, что больших денег за жизнь не заработал, но это не самое важное для него. Работы сделал много для людей, поэтому все не зря.

Я считаю, что я духовно обеспечен, и меня уважают люди. Это очень хорошо. Я умру, а люди придут и помолятся за меня и помянут когда-то. А это самое главное в жизни. Я для людей делал, чтобы люди веселились, а мне от этого тоже хорошо было. После меня останутся мои коломыйки, мои всякие старинные вещи, которые я использовал на свадьбах, на концертах. Я зря жизнь не прожил.

Как мы снимали

О том, как мы путешествовали по украинским Карпатам. О том, как нас встречали бойки в разных селах Бойковщины, о музыке, сыроварении, выпекании хлеба и традиционном пении – в видеоблоге.

Над материалом работалиАвтор:Наталия ПонедилокАвтор:Богдан ЛогвыненкоРедактор:Катерына ЛегкаПродюссер:Ольга ШорФотограф:Дмытро БартошОператор:Павло ПашкоОператор:Васыль ГошовськыйМонтажер:Лиза ЛытвыненкоРежиссёр:Мыкола НосокБильд-редактор:Олександр ХоменкоТранскрибатор:Марына РябыкинаТранскрибатор:Виктория ВолянськаТранскрибатор:Дарына СалоПеревод:Ольга ЦветковаРедактура перевода:Свитлана Борщ

7 марта 2019 10:47