Сохранить культуру Одессы во время войны

Share this...
Facebook
Twitter

Одесситы укрепляют свой город с первых дней полномасштабной войны с РФ. Понимая, что российская армия готова идти на всё, одни взялись за оружие, другие — за сохранение культурного наследия. И если музеи временно остановили работу, эвакуировав коллекции, то такие проекты, как «Тысячи дверей Одессы» еще с большим энтузиазмом взялись за свою работу.

Из-за действий российских оккупантов, обстреливающих города и сёла, Украина чуть ли не ежедневно теряет свои культурные памятники. Некоторые из них существенно повреждаются. Эта неутешительная статистика, к сожалению, будет расти до завершения боевых действий. Однако украинцы ожесточенно сопротивляются и на культурном фронте. Волонтёры, представители общественных организаций или культурных учреждений ищут любые возможности для защиты экспонатов музеев, галерей, а также архитектурных объектов.

В Одессе более тысячи памятников архитектуры и более пятидесяти музеев. Город пережил разные исторические периоды, а к его созданию приобщались художники разных национальностей — украинцы, французы, итальянцы, швейцарцы, немцы, поляки, болгары. Следовательно, Одесса — разнообразный, многокультурный город с эклектическим культурным наследием. И некоторые одесситы считают своей жизненной обязанностью сохранить и популяризировать её, особенно во время полномасштабной войны с РФ.

За более чем два месяца военного противостояния российские военные так и не прорвались в Одессу. Однако они обстреливают город и его окрестности ракетами и артиллерийским оружием.

Музей западного и восточного искусства в эвакуации

Одесский музей западного и восточного искусства — один из лучших художественных музеев Украины — через два года должен праздновать столетний юбилей. Катерина Михейцева, заместитель директора, рассказывает, что к началу полномасштабной войны они уже готовили большую праздничную программу по этому случаю, а музей регулярно принимал десятки посетителей. Здесь можно было полюбоваться обширной коллекцией экспонатов, разделенной на три основных отдела: западноевропейское, восточное и античное искусство. Однако с 24 февраля жизнь музея вынужденно приостановилась.

— Уже на следующий день (25 февраля — ред.) мы собрались с коллегами и разрабатывали рабочие группы, которые будут заниматься эвакуацией коллекции: демонтажом, упаковкой, ведением документации и несколько других групп.

По словам Катерины, сохранением всей коллекции занимался только коллектив музея, тесно сотрудничая с Министерством культуры и информационной политики Украины, принимающим финальные решения о том, как быть с этими культурными объектами. Детали эвакуации музейных экспонатов Катерина не рассказывает из соображений безопасности. Однако женщина добавляет, что им повезло до полномасштабной войны попасть в список музеев президентской программы «Большая стройка», которых ожидала большая реставрация. Первые этапы работы начались этой зимой, поэтому часть коллекции уже была готова к транспортировке, из-за чего её было легко спрятать от нападения российских оккупантов. Также очень помогла волонтёрская организация Museum for change, которая, заручившись поддержкой House of Europe, закупала и предоставила музеям все упаковочные материалы, необходимые для сохранения их экспонатов.

— Война или мир — нет сомнений: наследство нужно сохранять, потому что это история. Потому что не зная своих корней и хронологии хода истории, невозможно понять, кто ты, найти свою интеллектуальную самоидентификацию, невозможно установить эту трансцендентную связь с прошлым и выстраивать какие-либо планы на будущее.

Катерина рассказывает, что музей уже переживал опыт войны. Во время Второй мировой коллекцию эвакуировали в Уфу — один из крупных, удалённых от фронта городов РФ. В результате значительная часть экспонатов была потеряна. Не вернулись, например, работы таких мировых мастеров как Никола Пуссен (французский живописец XVII века) и Антонис ван Дейк (фламандский живописец XVII века). Таких досадных историй в украинской культуре немало, ведь Россия веками присваивала то, что ей не принадлежало.

— У россиян есть привычка присваивать и экспортировать человеческий капитал. Они выдают неких деятелей культуры, писателей, мастеров живописи за россиян.

Женщина утверждает, что в этот раз история не повторится и вся коллекция — в надежном месте и под пристальным наблюдением. А пока музейные залы пустуют, коллектив планирует делать всё возможное, чтобы культурная жизнь в Одессе не замирала. Они хотят провести несколько лекций, чтобы помочь горожанам хоть немного отвлекаться от ужасов войны. Катерина убеждена, что созерцать и обсуждать произведения искусства — не только хороший интеллектуальный тренажер, но очень действенная терапевтическая практика, результат которой чувствует и отдельный человек, и всё общество.

— Нам нужно как-то восстанавливать этот баланс добра, потому что зла сейчас очень много. Это может нанести большие разрушения для нашей ментальности, поэтому искусство помогает как-то это пережить.

«Тысяча дверей Одессы»

С 2019 года одесситы-энтузиасты, неравнодушные к городской архитектуре, реставрируют старые двери и ворота Одессы, видя в них не только эстетическую, но и историческую ценность. Сейчас проект знают как «Тысяча дверей Одессы». Он появился по инициативе Константина Емельянова и команд Urban Inst., «Архитектура Одессы» и «Мой дом Одесса». В течение одиннадцати лет до того, как взяться за первую реставрацию двери, они создавали подробный фотоархив уличных культурных памятников — дворов и фасадов дореволюционных домов, их интерьеров и деталей отделки. Также проводились регулярные экскурсии по городу. Олександр Левыцкий, возглавляющий сейчас «Тысячи дверей Одессы», вспоминает:

— С 2008 года проект «Архитектура Одессы» снял практически все дома изнутри и снаружи во всех деталях. Конечно, неотъемлемая часть каждого исторического здания в Одессе — это дверь, входная группа, по сути, как лицо (архитектурного. — ред.) проекта. Это то, что касается жителя каждый день, то, к чему он привык и то, что в советское время закрашивали, вместо того чтобы очистить от пыли и натереть воском.

Мужчина рассказывает, что реставрационный проект «Тысяча дверей Одессы» появился благодаря случаю. Их коллега Юлия Иконникова нашла роскошную старую дверь, которую фактически выбросили. Недолго думая, вместе с Костей они забрали эту дверь на склад. В тот же день появилось видение нового проекта — сохранять и реставрировать такие памятники архитектуры города, а не отправлять их на свалку. Активисты стремятся восстанавливать аутентику Одессы XIX ст. Первую дверь команда успешно реставрировала за более чем три месяца. Их установили в том же доме, где они были раньше — на улице Троицкая, 43-Б. Это одна из ключевых идей проекта — возвращать восстановленные двери на их историческое место. Команда работала над созданием городской программы реставрации, в которой участвуют небезразличные одесситы, представители бизнеса и городского управления. Так, например, они определили принцип работы над такими проектами, чтобы смогут качественно их реализовывать: 30% затрат на реставрацию должны компенсировать жильцы дома, а 70% — меценаты, стать которыми может каждый желающий, приобщившись к открытому сбору средств.

До начала полномасштабной войны с РФ команде проекта «Тысяча дверей Одессы» удалось разработать оптимальный подход к реставрированию исторической двери. Олександр говорит, что это достаточно кропотливый процесс со многими этапами. Всё начинается с обзора двери, чтобы понять, в каком они состоянии и в какой именно помощи нуждаются. Далее — обязательная фотофиксация, необходимая не только для архивирования конкретного архитектурного объекта, но и для понимания его габаритов, деталей и нюансов отделки, фурнитуры. Реставраторы делают передние фото и так сказать «раскадровку» отделки двери. Все это поможет сделать точнейшие чертежи и восстановить повреждённые или потерянные детали именно такими, как их задумал автор.

— Мы уже сталкиваемся с дверью, не имеющей аналогов. Где вот единственная дверь — последняя, ​​всё. И у них есть определенные потери. И где их брать, эти потери? На что обращать внимание, если в городе похожих дверей нет? И мы обращаемся к фотоархиву, чтобы понять, почувствовать, что автор имел в виду, какая там должна быть деталь.

Конечно, двери еще и тщательно замеряют, однако фотофиксация — важный этап работы, которая иногда помогает восстановить и другие экземпляры. Далее реставраторы сканируют детали двери на 3D-принтере, поправляют схемы, где это необходимо, чтобы сохранить и симметричность, и подлинность работы. Фурнитуру могут изготавливать либо самостоятельно, либо подыскивать что-нибудь соответствующее на одесских барахолках.

Олександр объясняет, что каждая дверь — уникальна, а потому нуждается в индивидуальном подходе. К тому же большинство этапов — ручная работа. Точно понять объем работы можно только после снятия всех слоёв краски, количество которых тоже каждый раз разное. Реставратор говорит, что им попадалась дверь, которую красили шестнадцать раз. Такой «загон» в краску старых дверей или внутренней отделки подъездов — типичная практика советского времени. Практически под каждой такой закатанной стеной есть шанс найти настенные росписи XIX ст.

— Одесса — это музей под открытым небом, как ни крути. Если мы заходим в музей, то видим там картины в одном помещении, а здесь у всех домов такие картины.

Хотелось бы, конечно, чтобы хватило жизни, чтобы найти все эти картины и показать искусство людям. Чтобы можно было наслаждаться и усилить веру в то, что город действительно исторический, Советский Союз только законсервировал все эти росписи под слоями краски, а не уничтожил, что можно всё это сохранить и укрепить.

Олександр отмечает, что с первого дня полномасштабной войны с РФ они не зафиксировали ни одного случая, когда одесситы демонтировали старинную дверь. А их команда начала работать еще активнее.

— Под звуки сирен и все эти насущные проблемы, с которыми мы столкнулись, реставрация старинного изделия помогает нам сосредоточиться на жизни, искусстве и своем внутреннем «я».

Соучредитель проекта «Архитектура Одессы» и фотограф Дмытро Шаматажи поддерживает взгляды Олександра, ведь вся их команда — единомышленники, болеющие за сохранение историко-культурных и архитектурных памятников родного города. Именно Дмытро является автором колонок на сайте «Архитектура Одессы», поэтому хорошо осведомлен об особенностях её архитектурного ландшафта. Мужчина рассказывает, что особенность Одессы — многонациональность её жителей, каждый из которых в разное время в большей или меньшей степени влиял на город. Ему свойственно смешение стилей и создание собственных творческих или технических решений, улучшающих жизнь (например, система колодцев). По словам Дмытра, именно в конце XIX ст. Одесса начала приобретать тот вид, по которому мы её знаем сегодня. К созданию её архитектурного ландшафта приобщались мировые метры мира архитектуры и искусства.

— Здесь мы можем увидеть практически все направления эклектики XIX века, начиная от ранних эклектических барочных направлений до нео-, псевдоготики и мавританского стиля.

На вопрос о том, почему важно хранить культурные памятники, особенно во время войны, ребята без колебаний отвечают, что это общее историческое достояние, которое помогает понимать и не забывать, кто ты на самом деле. Дмытро добавляет:

— Архитектура отражает ментальность народа, страны, города. Это историческая ткань, необходимая для формирования культуры и культурного воспитания будущих поколений.

Над материалом работали

Автор проекта:

Богдан Логвыненко

Автор:

Аня Яблучна

Шеф-редактор:

Евгения Сапожныкова

Редакторка:

Наталия Понедилок

Продюсер:

Карына Пилюгина

Фотограф:

Юрий Макалис

Алесь Пилецки

Оператор,

Интервьюер:

Сергий Ковалёв

Режиссер монтажа:

Надия Мельныченко

Режиссёр:

Мыкола Носок

Звукорежиссёр:

Анастасия Клымова

Бильд-редактор:

Юрий Стефаняк

Контент-менеджер:

Илона Баденко

Переводчик:

Ольга Цветкова

Редактор перевода:

Яна Щербина