Share this...
Facebook
Twitter

Олег Сенцов — украинский кинорежиссёр, сценарист, писатель и общественный активист. В 2014 году в Симферополе его задержали российские силовики, обвинив в подготовке ряда террористических актов. После 5 лет незаконного заключения Олег вернулся в Украину в рамках обмена российских преступников на украинских военнопленных. Он прошёл через похищение, арест, неправомерный судебный процесс, но до сих пор, как и тысячи других людей, не имеет возможности попасть в оккупированный Россией Крым.

Говорим с Олегом перед записью интервью в студии. Стены, пол и потолок затемнены, закрыты черной тканью, чтобы сфокусировать всё внимание зрителя на герое. Без лишних деталей. Олег сидит на стуле. Перед ним — камера, осветительные приборы, за которыми стоит наша съёмочная группа (она должна оставаться за кадром). Просим Олега смотреть в камеру. Он смотрит и сразу щурится от яркого света.

— Свет в глаза, фигуры в темноте… На допрос похоже. На самом деле эти лампы уже не используют, но когда в кино показывают допрос, то такие киношные штампы остаются. Если вы хотели создать атмосферу какого-то такого уютного разговора, то у вас это не получилось.
— Извините.
— Ничего страшного.
— Могу я попросить вас представиться?
— Меня зовут Олег Сенцов. В тюрьме тоже всегда представляешься: такой-то, родился там, статья, размер обуви и всё. Постоянно это говоришь, несколько раз в день…

Май 2014 года. Крымские активисты, которых ФСБ называла «группа Олега Сенцова», якобы планировали взрывы в городе. Сфабрикованное обвинение базировалось на показаниях, полученных во время пыток. Оккупационная власть осудила Олега Сенцова на 20 лет лишения свободы в российской колонии строгого режима.

В мае 2018 года Олег Сенцов, находясь за решёткой, начинает бессрочную голодовку с требованием освобождения всех украинских политзаключённых в России. Голодовка продолжалась 145 дней, пока руководство колонии не решило перевести Олега на принудительное кормление. В этот период в десятках городов мира проходили массовые акции в поддержку политзаключённого. Своей выдержкой Олег Сенцов олицетворил борьбу против тоталитарной системы.

Проблема политических заключённых Кремля, которые подвергаются преследованиям за активную гражданскую позицию, приобрела значительные масштабы с началом оккупации Крыма Россией и войны на Донбассе в 2014 году. Тогда украинских граждан начали задерживать по обвинениям в терроризме или шпионаже. На седьмой год оккупации и войны законодательство о политзаключённых в Украине ещё не урегулировано, а правозащитники и общественные организации, отслеживающие вопрос пленников Кремля, не могут сказать, сколько точно людей Россия удерживает в своих тюрьмах по политическим мотивам.

В списках (которые называют заранее неполными) правозащитного центра «Мемориал» по состоянию на октябрь 2020 года насчитывается 362 человека. Их могут обвинять в призывах к изменению территориальной целостности (то есть отрицании временной оккупации Крыма), подготовке терактов, экстремизме и давать за это реальные сроки заключения. Кремль пытается использовать пленников для давления на Украину в политических переговорах.

В серии «Родной Крым», созданной совместно с Украинским институтом, герои с помощью VR-очков наблюдают за особенными для них локациями в Крыму и рассказывают о родном полуострове.

Фото: Сергий Коровайный.

Олег

Во время украинской Революции Достоинства (укр. Революція Гідності – прим. пер.) 2013–2014 годов Олег Сенцов поехал в Киев, где стал одним из активистов Автомайдана. А когда началась оккупация Крыма, развозил продукты заблокированным на полуострове украинским военным.

— Я очень хорошо понимал, что такое Россия современная, что это Советский Союз 2.0. Она не могла дать людям какую-то идею, национальную идею. Люди должны идти за чем-то важным. Тем, что невозможно потрогать руками, но что будет в вашем сердце. Это пришло тогда с Майданом, но в то же время пришли эти разрушительные процессы: захват Крыма, Донбасса, война с Россией. Это раскололо, но эти моменты очень были чёткие: я на этой стороне, а в той стороне нет ничего общего.

Олег Сенцов считает, что Крым имеет “островную” ментальность, то есть крымчане как бы «сами по себе». Эту специфику стоило учитывать во внутренней политике Украины.

Фото: Олег Переверзєв.

— Крым всегда считал себя каким-то отдельным. Где-то там — Украина, а ты — из Крыма. Это всегда было, и, к сожалению, ничего не было сделано, чтобы эту ситуацию сломать. Украина не была привлекательной для Крыма и не сращивалась с ним, а он как-то отдельно стоял и так легко ушёл. И это проблема, которая была заложена еще с советских времен и потом в украинском государстве, уже в годы независимости, никак не решалась.

Деоккупация Крыма, считает Олег Сенцов, может произойти при условии, если в России пройдут какие-то разрушительные «тектонические» процессы, которые приведут к расколу этого государства.

— В России я в последние годы общался со своеобразным пластом населения. Там много кто не любит Путина, с каждым годом таких людей становится всё больше. Но вопрос Крыма почти единственный, что «Крым наш». Эта ментальность очень сильна там: «наше, захватим, не отдадим». Это отвратительно, но они так считают. И любой политик, который пойдёт к власти после Путина, обречён на политический кризис или бунт, если отдаст так просто Крым.

Можно много говорить о возвращении Крыма в Украину, но когда и как это произойдёт — никто точно не знает. Несмотря на это, говорит Олег, важно никогда не снимать этот вопрос с повестки дня.

— Мы должны об этом говорить повсюду: и внутри страны, и за рубежом. И требовать возвращения, и работать на то, чтобы произошли процессы, которые приведут к деоккупации. А не пытаться вести переговоры с этим режимом, который просто нам дурит голову. О Крыме они вообще не хотят разговаривать, я — о Донбассе, потому что для меня это тот же вопрос, это проявление одной агрессии Российской Федерации. Мы должны с ней бороться за нашу землю, и всё.

Родные места. Скалистое и Бакла

Олег рассказывает, что был везде в Крыму, потому что любит путешествовать, а ездить по этому полуострову очень удобно: из центра Симферополя до самой отдалённой точки (например, до Керчи) ехать чуть больше двух с половиной часов на машине. При этом всегда меняются ландшафты: есть и лесные, и горные, и морские, и степные, и пустынные.

— В Крыму прошла вся моя жизнь. Там родился, жил только там. Хотя много путешествовал, но все детство, вся молодость прошла там. Это очень классное место, и потом, когда я уже много ездил по Украине, по миру, я понимал, что лучше, чем Крым, ничего не может быть.

Мраморное (Марсианское) озеро.

Share this...
Facebook
Twitter

Мраморное (Марсианское) озеро.

Share this...
Facebook
Twitter

Ближайшие воспоминания связаны с селом Скалистое, где Олег родился и провёл детство (в Симферополь поехал в 17 лет, когда поступил в вуз). Скалистое (до 1945 года — Тав-Бадрак, крымскотат. — Tav Badraq) — село на полпути между Симферополем и Бахчисараем. Известно, в частности, из-за затопленного карьера, который ещё называют Мраморным или Марсианским озером.

— В этом карьере мы с пацанами в детстве играли, а потом его наполнили водой. Это озеро очень классное. Когда оно наполнялось, никто об этом не знал, только местные. Когда я говорил: «Слушай, такое классное место», [отвечали]: «Да что там может в вашем Скалистом [быть] классно?» А сейчас это культовое место, туда ездит куча людей со всего Крыма смотреть, купаться.

В Скалистом есть залежи известняка и действует Альминский завод строительных материалов, занимающийся добычей камня. Мраморное озеро образовалось именно в известняковом карьере, поэтому вода в нем приобрела чистый бирюзовый цвет.

— Вода была такая голубая, очень красивая. Сейчас немного мутная, потому что уже понемногу степь омывается. Сейчас уровень воды чуть выше и появились заросли какие-то, понемногу зарастает. Я это место узнаю. Оно у меня в Фейсбук стоит на обложке, потому что это визитка этого села. От этого озера до моего дома где-то метров пятьсот, идти пять минут.

Урочище Бакла

В нескольких километрах от Скалистого, на крутом склоне внутренней гряды Крымских гор между реками Альма и Бодрак находится урочище Бакла. Примерно во второй половине III в. здесь было основано укреплённое поселение, на месте которого вырос пещерный город. В 1299 году он пришёл в упадок, не выдержав нападения золотоордынского войска. Сегодня этот комплекс остатков пещер — не единственный в Крыму, потому что в эпоху Средневековья большая часть оседлого крымского населения проживала именно в нагорье. Такие пещерные города, как Мангуп-Кале, Чуфут-Кале, Бакла, Эски-Кермен и тому подобные сохранили свой древний вид, поскольку люди перестали селиться и строиться здесь, переселившись в более удобные долины.

Пещеры выдалбливали в камне для жилищных, оборонительных и хозяйственных нужд: хранения злаков, содержания скота, виноделия. Сохранились также остатки храма и скальных захоронений.

— Мы тут тоже ходили с ребятами и с семьей гулять. Немного далеко, где-то час надо идти по лесу, но там очень красиво. Такое место для отдыха выходного дня. И туристы, конечно, которые приезжают, всегда сюда идут гулять потому, что здесь очень красиво.

при поддержке

Эта публикация создана в сотрудничестве с Украинским институтом.

Над материалом работали

Автор проекта:

Богдан Логвыненко

Алим Алиев

Менеджерка проекта:

Катерина Полевьяненко

Автор:

Наталия Понедилок

Редакторка:

Евгения Сапожныкова

Корректор:

Олена Логвыненко

Интервьюер:

Богдан Логвыненко

Съемка 360,

Режиссер монтажа:

Сергий Коровайный

Оператор:

Олег Сологуб

Мыхайло Шелест

Режиссёр:

Мыкола Носок

Бильд-редактор:

Катя Акварельна

Транскрибатор:

Алина Куфедчук

Контент-менеджер:

Илона Баденко

Переводчик:

Максим Ясичак

Редактор перевода:

Ольга Щербак