Резьба по дереву вместо пенсии

13 ноября 2018
Share this...
Facebook
Twitter

Вячеславу Дерябину из Полтавы 60 лет. Последние 5 из них он занимается резьбой по дереву. Это история о том, как человек, пройдя даже через сложный и чрезвычайно тернистый путь, смог найти собственное дело, которое может вдохновлять. Вячеслав в юном возрасте попал в тюрьму, пережил алкоголизм и болезнь, из-за которой пересел в инвалидную коляску. Однако даже такие сложные жизненные ситуации не смогли побороть творчество и любовь к дереву, которая проснулась у Вячеслава в возрасте, когда в Украине уже принято думать о пенсии.

Древесина в изделиях мастера имеет вид, максимально приближенный к природному. В такой простоте и естественности Вячеслав видит настоящую красоту. На протяжении долгого периода времени Вячеслав Дерябин работал ландшафтным дизайнером. Ему всегда нравилось что-то творить и изобретать:

— Я всю жизнь занимался дизайном. Учился в кооперативном техникуме и постоянно «по шабашкам» строителем работал. А «по шабашкам», вы же знаете, это не на строительстве работать. Там строят все – туалет, жилище, тут же облицовывают. Там работа самая разнообразная.

По мнению Вячеслава, главное для мужчины – занятие:

— Мужчина должен чем-то заниматься. Он не должен сидеть дома, «наезжать» на жену и вообще создавать какие-то проблемы. Мужчина должен заниматься работой. И тогда у нас все будет здорово. Мы не будем обращать внимание на власть, будем каждый делать свое дело и будем меняться.

— Например, я кому-то сделаю стул, а он для меня вырастит капустку. Каждый должен заниматься своим делом, тем, которое любит, и все у всех будет замечательно.

Работа с деревом

Из старого сарая Вячеслав вместе с сыном сделали мастерскую, по которой мужчина теперь спокойно передвигается в инвалидной коляске. Тут много древесины, деталей будущих работ и картин. Для Вячеслава мастерская – это место, где он может проводить целые дни, не ощущая усталости:

— Это меня увлекло. Дерево такое, что им приятно дышать, оно мягенькое в руках. Вот люди полируют, полируют дерево до такого состояния, что оно уже не похоже на дерево. А оно должно быть живое, оно должно дышать.

Каждое дерево обрабатывается по-разному, что также важно учитывать в работе:

— Материал при работе сам может нам подсказывать, как с ним поступать. Вот видите, полочка, она не стругана, но она качественная. Нет у нее полировки, но в ней есть душа. А теперь присоедините ее к какой-нибудь поверхности, и все – вы не отведете от нее глаз. Вы посмотрите на нее утром, когда будете кофе пить; посмотрите в обед, когда придёте борща поесть и посмотрите вечером, потому что будет бросаться в глаза. Потому что это дерево – живое, оно неправильной формы, оно из природы.

Мужчина сравнивает природную красоту дерева с людьми. Мол, люди бывают интересными только тогда, когда они настоящие.

Вдохновение? Нет, не слышал

Вячеслав Дерябин не верит во вдохновение. Для него сотворение чего-то нового – это захватывающая работа, когда ты просто берешь и делаешь:

— Есть такое выражение из какого-то фильма: «Если хочешь что-то, то просто сделай шаг вперед». Хочешь что-то сделать — выйди во двор, махни веником пару раз и ты уже что-то сделал. Так же и здесь: все детали где-то «рождаются», главное — направление. Вот ты берешь все эти направления и работаешь.

Каждая работа Вячеслава уникальна, ведь большинство его изделий – это эксперименты. В начале работы мастер приблизительно определяет, что и из какого дерева он хочет сделать, и начинает работать:

— Дизайн — это такая вещь, которая цепляет одно за другим. Цепочка. Что-нибудь ты сделал, допустим, и потом ты повесил и смотришь, чего-то тут уже не хватает, и ты начинаешь доделывать: то туда палочку, то туда полосочку, туда точечку. И что получается? А получается композиция.

К работе над заказами мастер относится очень ответственно. Может долго думать над поставленной задачей. Говорит, что наилучшее время для размышлений – это ночь, ведь ночью ничего не отвлекает от мыслей. Однако заказчики часто полностью доверяют вкусу автора, не давая никаких указаний:

— И тут у меня подключается чувство ответственности сразу к этому вопросу, потому что я должен сделать так, чтобы ни у кого не было. Чтобы человек пришел и все, и вопросов никаких нет.

На своих работах Вячеслав часто изображает природу. Кроме того, что он делает рамки для картин, иногда и сам рисует те вещи, которых вживую никогда не видел. Некоторые картины подписаны английским языком. Например, картина-аппликация «North Sea» («Северное море»). Мужчина его никогда не видел собственными глазами, но решил, что именно такие краски стоит использовать, чтобы показать, каким оно может быть:

— Наш человек почему-то все время думает, что надпись по-английски делает изделие как-то крепче, притягательнее, добротнее. Мы же в третьем поколении советские люди, и оно укоренилось, что если по-английски, значит оно качественное, значит оно иностранное. Мы, к сожалению, забыли, що при царях англичане, немцы, итальянцы ездили к нам на заработки.

Share this...
Facebook
Twitter
Share this...
Facebook
Twitter
Share this...
Facebook
Twitter
Share this...
Facebook
Twitter

Вячеслав признается, что ему всегда было интересно работать руками. Для него важен сам процесс, а материал может быть разный – камень, металл, дерево.

Мастер считает, что если человек хочет что-то сделать, то одного таланта недостаточно:

— Даже если у человека есть талант, то это еще не все. Например, у меня есть друг, очень талантливый музыкант. Он на всем играет – даже на пустых банках. Но вот просишь его «а ну слабай что-то на гитарке», а он не хочет. Я ему говорю, чтобы он просто был собой и тогда эта музыка сама выйдет. А он что говорит? Нет и нет. И не работает он нигде сейчас. И что этот талант? Пустое место. Если ты себя не показываешь, если никто тебя не может оценить, то, наверное, ты в каком-то неверном направлении работаешь. А ко мне, например, приходят соседи, тому прихожую сделал, тому еще что-то. Они мне деньги «тыкают», я беру, потому что знаю, эта работа стоит денег.

Для Вячеслава именно резкое ухудшение состояния здоровья стало мотиватором к действию:

— Как перестала работать одна нога, я стал очень злой в работе. У человека тогда появляется инстинкт самосохранения, и все рефлексы ориентированы на победу. И я стал в работе более целеустремленный, потому что я не могу нигде шляться, не с кем дурака валять и разговаривать про пустые вещи.

— Я полностью занят работой. Она меня поглощает. И эта моя инвалидность еще больше подтолкнула меня к действиям. Я начал даже больше думать про работу. Как говорят: «Господь забирает одно, а дает другое».

Как мы снимали

Про теплые встречи в Полтаве, башню королевы бензоколонки и то, как мы гостили в мастерской Вячеслава Дерябина, смотрите в новом видеоблоге.

Над материалом работали

Автор проекта:

Богдан Логвыненко

Автор:

Марына Однорог

Редактор:

Евгения Сапожныкова

Продюсер:

Наталия Панченко

Оператор:

Павло Пашко

Дмытро Охрименко

Оператор,

Звукорежиссёр:

Павло Пашко

Фотограф:

Анна Чапала

Монтажерка:

Юлия Рублевська

Режиссёр,

Режиссер монтажа:

Мыкола Носок

Бильд-редактор:

Олександр Хоменко

Транскрибатор:

Таня Тарасова

Редактор перевода:

Свитлана Борщ

Следи за экспедицией