«Русский мир» в образовании. Сопротивление Украины

Share this...
Facebook
Twitter

Образование всегда было одним из ключевых плацдармов гибридной войны России с Украиной. Ещё задолго до полномасштабного вторжения Россия благодаря образованию укореняла империалистические настроения у россиян и использовала любые способы и методы вытеснения украинского в Украине.

Ещё до начала полномасштабной войны украинцы бойкотировали всё с маркировкой «сделано в России». Тем временем российская армия перешла к физическому уничтожению не только культурных памятников и носителей культуры и образования Украины, но и образовательной инфраструктуры и учебных материалов. Чтобы фиксировать все эти преступления против культуры, Министерство образования и науки Украины запустило интерактивную карту разрушенных и повреждённых учебных заведений. По её данным на 12.05.22, оккупанты полностью разрушили или повредили около полутора тысяч учебных заведений. Эти показатели продолжают расти, ведь российская армия ни на день не прекращает обстрелы городов и сёл.

Не сбавляет обороты и российская пропагандистская машина, которая ежедневно тиражирует десятки фейков и создаёт новые мифы, искажающие реалии начатой Россией войны. Рассказываем, как украинцы противостоят российской пропаганде в образовании и как их поддерживает мир.

Информационное сопротивление

Пока украинская армия сдерживает российских оккупантов реальным оружием, кремлёвские пропагандисты усиленно атакуют на информационном фронте. Это классическая тактика гибридных войн, когда для достижения своих целей страна-агрессор использует в том числе и «мягкую силу» (образование, религию, медиа).

Россия создаёт пропагандистский образовательный контент для детей разного возраста: от дошкольников до студентов. Российские власти воспитывают патриотизм, рассказывая «правильную», то есть выгодную для РФ, историю, в частности, о взаимосвязях с Украиной.

Украинцы не замешкались с ответом на российский пропагандистский мультфильм «Сказка про Ваню и Мыколу». Украинский мультфильм-ответ, саркастически освещающий отношения РФ и Украины, создают энтузиасты.

Пока российская армия беспощадно разрушает украинские библиотеки и сжигает книги на оккупированных территориях и в зоне боевых действий, украинские издательства пытаются адаптироваться к новым условиям. По результатам опроса “Читомо”, 39 % украинских издательств продолжают работать, 51,2 % изменили форму деятельности (т. е. работают частично). В первые недели войны некоторые из них открыли свободный доступ ко всему или части ассортимента электронных и аудиокниг («ВСЛ», «Vivat», «Фолио»), ввели дни бесплатной доставки («ВСЛ») или же предлагали приобрести книги по символической цене в 1 грн («Издательство Анетты Антоненко», «Фолио», «Книголав»), чтобы передать собранные средства в поддержку ВСУ. Вместе с этим в украинском медиапространстве даже во время войны появляются новые образовательные проекты (подкасты, аудиосборники и т. п.), развенчивающие мифы о симбиотических отношениях украинской и российской культур.

Около 25 % издательств после начала полномасштабной войны наладили международное партнёрство. Издательское сообщество в других странах поддержало ещё одну важную инициативу: Польша и Литва согласились печатать книги на украинском языке для детей и взрослых, которые из-за войны стали беженцами. Украинские издательства («Ранок», «ВСЛ», «Урбіно») предоставили файлы для печати, а распространять новые книги в тех странах, которые стали новым временным домом для украинцев, поляки и литовцы будут сами.

Многие издатели, писатели, художники, редакторы и другие представители культурной индустрии присоединились к рядам ВСУ или ТрО, параллельно призывая бойкотировать российскую культуру. Главы городов тоже это поддерживают, например, мэр Киева Виталий Кличко инициировал переименование нескольких образовательных объектов в столице, в том числе одну из библиотек, название которой было связано с Россией. Так, библиотека имени Саши Чекалина стала “Библиотекой на Приорке”.

Дерусификация образования и новые возможности

Министерство образования и науки планирует пересмотреть необходимость изучения русской литературы в рамках школьной дисциплины «Зарубежная литература». От изучения русского языка в школе тоже можно будет отказаться — для этого нужно согласие родителей. Если же те из них, для кого русский — родной, всё же захотят обучать ему своих детей, то, как отмечает образовательный омбудсмен Сергий Горбачёв, каждый урок должен начинаться с напоминания, что Россия — страна-агрессор, а её президент и народ — оккупанты, виновные в геноциде украинцев.

Пока российские власти «спасают» русскоязычных украинцев на оккупированных территориях и устраивают украинским педагогам летние лагеря «переквалификации» в Крыму, реалии полномасштабной войны показывают, что российским военным стоило бы освежить знания правил русского правописания, ведь, судя по надписям агрессоров на разрушенных украинских домах и школах, их лексический запас и уровень грамотности — на уровне начальной школы.

Образовательное окно в Европу для российских студентов практически закрывается. Более 50 топовых европейских и американских университетов осудили вторжение РФ в Украину, часть их вывела из России свои инвестиции и оборвала научные связи с представителями страны-агрессора. В то время как украинские студенты получили не только моральную поддержку, но и финансовую (стипендии, гранты, приют для беженцев), и образовательную (возможности дистанционного обучения). Появилось больше гибких возможностей для обучения в ведущих вузах Европы и США, среди которых Оксфордский, Кембриджский, Гарвардский, Принстонский и другие. Украинские абитуриенты, студенты и учёные могут приобщаться и к инициативе Ukrainian Global University, среди партнёров которой 36 вузов мира. Её цель — поддержать украинскую молодёжь в получении качественного образования для дальнейшего восстановления Украины.

Украинские платформы неформального образования также предложили разные форматы доступа ко всему учебному контенту или его части: от совершенно бесплатного (Creative Practice, Genius.Space, Projector Humanitarium и др.) до консультаций за донат для ВСУ (Projector). Также разные ОО, образовательные платформы и бизнес-проекты выложили в свободный доступ десятки курсов, лекций и вебинаров по разным дисциплинам.

Российских студентов, которые на момент начала полномасштабной войны уже учились в зарубежных вузах, пока не будут отчислять, однако новых набирать уже не планируют.

Благодаря усилиям Министерства молодёжи и спорта Украины, приостановлено участие России в международной программе обмена Еrasmus+.

Всё это доказывает, что после военной победы Украины борьба на информационном и образовательном фронте может длиться долгие годы, ведь каждый конфликт — это противостояние нарративов, идентичностей и ценностей. Россия не только отправляет на территорию Украины танки, но и привлекает собственные педкадры для “перевоспитания” украинцев. Это отдельный, не менее серьёзный вид агрессии, которой Украина тоже должна противостоять.

Над материалом работали

Автор проекта:

Богдан Логвыненко

Автор:

Аня Яблучна

Шеф-редактор:

Наталия Понедилок

Редакторка:

Катерына Легка

Бильд-редактор:

Юрий Стефаняк

Контент-менеджер,

Переводчик:

Илона Баденко

Редактор перевода:

Ольга Щербак