ШELTER+. Новое поколение Кривого Рога

21 мая 2020
Share this...
Facebook
Twitter

Ещё в начале 2000-х в промышленном Кривом Роге общественных пространств, где можно было бы развивать лидерские качества и творческое начало, не было. Братья Роман и Юлий Морозовы прочувствовали это на себе . Тогда они были студентами, которые как раз искали себя и мечтали сделать родной город лучше. Поэтому вместе с сестрой Олесей и ещё несколькими друзьями, без больших стартовых капиталов, но благодаря огромному труду, упорству и везению постепенно превратили заброшенный детский сад в культурно-общественный центр «ШELTER+», где теперь есть студия звукозаписи и репетиционная база, спортзал, несколько альтернативных учебных клубов, театральных студий и многое другое.

Шансов сменить Кривой Рог на более комфортный и безопасный для жизни город у парней было немало. Но все прогрессивные идеи, которые братья замечали где-либо, им всегда хотелось привезти домой:

— Начали куда-то ездить и видеть то, как всё должно быть. А у нас город на 700 тысяч населения (сегодня численность населения уменьшилась и составляет приблизительно 630 тыс. — ред.) – и ни одной точки для живой музыки, кроме Дворца молодёжи и студентов, куда Киркоров приезжал когда-то. Но это наш город, который мы любим. С этого, наверное, всё и началось.

Братья поставили перед собой цель: увидеть, как меняется Кривой Рог. От инфраструктуры, отношений между его жителями до улыбок прохожих на улице:

— Кривой Рог — это сегодня город возможностей. Это не пафос там и не завлекаловка для кого-то. Ну, здесь реально настолько много потенциала и так мало ещё всего сделано, вот. Мы это понимаем и чем больше делаем чего-то, тем больше новых возможностей открывается каких-то.

Изначально у Морозовых не было ни достаточно денег, ни необходимой уверенности в себе. Но было чёткое понимание, что Кривой Рог и его жители заслуживают лучшего. Они решительно приступили к поиску нескольких комнат, где можно было бы организовать такое необходимое культурно-общественное пространство, а нашли целый детский сад, который после бэби-бума уже более семи лет пустовал.

Для покупки помещения нужно было 20 тысяч долларов. Таких денег у парней, понятно, не было. Но они, едва собрав треть суммы, обязались выплатить оставшееся на протяжении трёх месяцев. И тут стали происходить настоящие чудеса.

Морозовы встретили канадцев и рассказали им свою историю, а те пересказали её другим. Так нашлись меценаты, чьи родители много лет назад перебрались за океан из Украины, которые захотели помочь инициативе на далёкой родине. Интересно, что со своими благодетелями основатели «ШELTER+» познакомились только два года спустя.

Приходите и творите

Купив помещение, братья почувствовали эйфорию. Их даже не напугало то, что на улице зима, а в некоторых комнатах нет отопления. Морозовы открыли двери для всех жаждущих творчества и саморазвития, так как верили, что их много:

— Мы просто сказали: «Мы открыты с понедельника по субботу с 15:00 до 20:00. Приходите и творите». У нас сразу было реально много всяких направлений: хореография, граффити, визаж, рисование, аэробика, рукоделие, брейк-данс, интеллектуальная игра «Что? Где? Когда?» … И действительно, набежало много людей, одновременно здесь могло быть более 100. Но творить из них на самом деле хотели процентов 10. Потом та стихийная тусовка частично трансформировалась в значительно более профессиональные курсы и направления. Но вот ту неформальность мы до сих пор пытаемся оставлять и быть максимально открытыми в первую очередь для тех людей, которые, собственно, хотят развиваться сами и что-то создавать. Когда ты делаешь что-то искренне, без двойного дна и скелетов в шкафу, то люди – независимо, или это просто местные пацыки, или какие-то неформалы – будут это уважать.

Возможность быть гибкими и не терять фокус в самом деле спасала и помогала не разочароваться в те времена, когда после просьбы заполнить анкету половина людей выходили из центра и не возвращались. Но, так или иначе, братья двигались и отталкивались от реальных потребностей:

— У нас на определённом этапе появился профессиональный компьютерный класс. И тогда это был прорыв, потому что у многих ещё компьютеров дома не было. У нас есть пара историй успеха, когда человек впервые увидел здесь компьютер вблизи, а сегодня стал одним из топовых дизайнеров Украины. Но на определённом этапе мы поняли, что этот компьютерный класс нам вообще уже не нужен. И мы его закрыли, а компьютеры раздали. Я даже не представляю, что такая ситуация возможна в структуре, которая кем-то спонсируется или является коммунальной организацией.

Share this...
Facebook
Twitter
Share this...
Facebook
Twitter

То, что им придётся полностью самостоятельно заниматься и неприбыльным фондом, и центром «ШELTER+», которые Морозовы основали почти одновременно, братья поняли довольно быстро. Ведь им не удалось заручиться поддержкой ни администрации города, ни самих жителей.

В 2000-х в Кривом Роге слово «волонтёр» звучало крайне редко. Поэтому братьев восхищали рассказы о том, что жители нескольких улиц и власть округа в Канаде объединились и построили современный спорткомплекс. А предложения прилететь из Штатов в Украину, чтобы бесплатно провести лагерь для детей, искренне удивляли. Именно основатели «ШELTER+» начали объяснять жителям Кривого Рога, что они – волонтёры, даже если понятия об этом не имеют, а просто бескорыстно помогают какой-то инициативе.

За несколько лет Морозовы таки собрали своих людей и начали делиться опытом с другими городами.

Все родные, но не все — родственники

«ШELTER+» начался с инициативы одной семьи, но Морозовы не любят этим хвастаться. Иностранцы всегда реагируют на семейные истории позитивно, чего не скажешь об украинцах. В нашей стране отношение к этому скорее негативное. Да и за всё время через центр прошли сотни людей, которые приложили усилия для его развития. Поэтому, по словам Романа, они не хотят умалять значимость каждого из них:

— Есть люди, не наши родственники, которые вложили сюда так же много усилий, идей и своего времени. Потому будет нечестно по отношению к тем людям, если мы скажем, что «ШELTER+» — это проект братьев Морозовых или семьи Морозовых.

Несмотря на множество преимуществ, вести дела с близкими родственниками иногда бывает сложно. Особенно, когда возникают вопросы серьёзной материальной ответственности, принятия определённых сложных решений:

— И когда ты понимаешь, что, ну, это моя мама, которая много в чём помогает для того, чтобы «ШELTER+» существовал и функционировал; как к маме, мне к ней нужно реальное уважение проявлять, но я понимаю, что в этом проекте нужно жёстко и конкретно сказать “нет”, тут иначе невозможно.

Заявки на гранты, написанные от руки

Сейчас братья знают все подводные камни, касающиеся экономического, идейного и даже кадрового аспектов существования неприбыльной организации. Но учились они целиком на собственном опыте, много общались с разными людьми. Международное партнёрство началось ещё с той первой встречи с канадцами. Потом команда, не представляя, что это такое, выиграла два гранта, заявки на которые писали фактически от руки. Важную роль сыграли и мировоззренческие взгляды:

— Некоторые вещи рождались интуитивно. Есть ещё одна причина, о которой я не очень люблю говорить, потому что сразу возникнет много стереотипов. Но не сказать будет нечестно. Об этом написано ещё в Библии и это называется христианским мировоззрением. Нужно быть с другими таким, как с собой. И эти простые ценности позволяют рождать и творить.

Задавать правильные тренды

Трудно сразу перечислить, сколько всего происходит в «ШELTER+» за месяц. Всего лишь за час тут можно посетить занятие по теории футбола, урок арт-терапии, заседание дискуссионного клуба или спокойно посидеть в кафе. Здесь даже есть все условия, чтобы поселить на несколько дней гостей из других городов или стран.

Но больше всего, по словам Романа, они гордятся двумя проектами, задающими тренд инклюзии во всём городе:

— Город, как правило, тотально не приспособлен для людей с ограниченными возможностями и большая часть работы, которую для них делают, сводится приблизительно к следующему: на День инвалида свезти всех в Дом культуры и показать концерт.

Вместо этого инклюзивные проекты в «ШELTER+» — это попытка активно и непосредственно приобщить людей с особенными потребностями к созданию чего-то вполне реального и нужного. «Дружба без ограничений» — проект, в рамках которого формируются команды из людей с инвалидностью и без, и они весело проводят привычный досуг: ездят на пикники, ходят в кино или боулинг и так далее.

«Лучше вместе» — это творческий проект, в котором люди с синдромом Дауна, аутизмом, нарушениями слуха или зрения, или на колясках вместе с людьми без инвалидности создают художественные танцевально-театральные продукты для настоящей сцены:

— И этим мы не просто помогаем конкретным людям, это реально меняет мировоззрение, парадигму мышления, систему взглядов на жизнь и затрагивает кучу людей.

Делать то, что в тебе заложено

За более чем десять лет работы над таким многоотраслевым проектом было немало моментов, которые могли остановить братьев. Но этого не случилось. В том, что они делают, без сомнения продолжают чувствовать большой смысл:

— Есть внутреннее желание, возможности, ресурсы, которые в моём мировоззрении заложены Творцом. И вот то, что есть внутри, должно каким-то образом реализоваться. Конечно, я могу пойти где-то на завод или просто быть учителем в школе и, скорее всего, у меня более-менее хорошо получится, но я не буду сам собой. Ну, и конечно же, просто кучу-кучу всего нужно делать. Это банальные вещи, они в Украине за последние лет пять миллион раз были сказаны, но мы чётко осознаём, что никто, кроме нас, этого не сделает. Вот.

Строить сообщество

«ШELTER+» существует и активно работает уже более 15 лет. А это такой этап, когда его основатели уже могут признаться, чем гордятся. Юлий самым большим достижением считает людей, которых объединил, научил, спровоцировал или подтолкнул их центр:

— Мы не гениальны, ничего такого феерического не придумали. Но нам немножко лучше, чем большинству других, удаётся объединять людей. Мы увидели на Западе, что через десятки лет люди продолжают жертвовать деньги на свой вуз, приезжают туда с открытыми лекциями, становятся учредителями стипендий и т.п. У нас в Украине этого и близко нет. Мы начали потихоньку эту часть институциализировать. А другой аспект, который мне сейчас очень нравится, – нам наконец-то удалось в Кривом Роге втягивать в активную общественную деятельность, как бы это казённо ни звучало, людей из бизнеса. А это очень крутой тренд, который, я верю, спасёт Украину.

Роман же больше всего радуется тому, что, несмотря на все проблемы и трудности, они остались верными себе:

— А я горжусь тем, что мы не сдались, не закрылись, не скурвились, не продались. То есть мы очень гибкие, мы очень много изменили мировоззренческих парадигм каких-то, но ключевые вещи остались неизменными.

Над материалом работали

Автор проекта:

Богдан Логвыненко

Автор:

Наталия Середюк

Редакторка:

Таня Родионова

Продюсер:

Ольга Шор

Фотограф:

Алина Кондратенко

Фотограф:

Антон Векленко

Оператор,

Режиссёр:

Мыкола Носок

Режиссер монтажа:

Лиза Литвиненко

Бильд-редактор:

Олександр Хоменко

Транскрибатор:

Анна Лукасевич

Переводчик:

Олександр Кабанов

Редактор перевода:

Ольга Щербак

Следи за экспедицией