Сильные женщины украинского Востока

Share this...
Facebook
Twitter

Сегодня многие женщины защищают Украину. Одни защищают фронт: с начала вторжения в ряды ВСУ вступило около 6 тысяч женщин, поэтому состоянием на июль их количество превышает 38 тысяч. Другие обеспечивают прочный тыл и являются надёжной опорой для своих собратьев и сосестёр, которые находятся в горячих точках. Они плетут маскировочные сетки, создают приюты для переселенцев, готовят горячие обеды, организовывают доставку гуманитарных грузов, доставляют кареты скорой помощи из-за границы, собирают средства для армии, ухаживают за детьми. Каждая прилагает усилия в борьбе с врагом. И делает это так, как умеет лучше всего.

Анна Рясна, Ирына Иванникова, Юлия Симачёва и Лина Грозык — активистки, родившиеся на Востоке Украины и вынужденные покинуть свой дом в связи с началом российского наступления как в 2014, так и в 2022 годах. Часть их жизни осталась в городах, которые находятся под временной оккупацией. Несмотря на это, они продолжают отстаивать права украинских женщин, развивают свои общественные инициативы и мечтают о возвращении в свободные Донетчину и Слобожанщину.

Анна Рясна, Лисичанск

Анна — общественная активистка, директор Лисичанского городского Дворца культуры, менеджер культуры, член ГО «Свет культуры». А также мама 9-летнего Ярослава и жена военнослужащего. После полномасштабного вторжения России в Украину Анна вместе с семьей была вынуждена выехать из родного Лисичанска в Днипро. Но продолжила работать как общественная деятельница. Сначала Анна сосредоточила свои усилия на помощи переселенцам из своего региона, который с начала июля полностью оккупирован. На базе Луганского областного центра поддержки молодежных инициатив, переехавшего из Северодонецка в Днипро вместе со своими работниками, она собрала единомышленников и запустила систему обеспечения гуманитарной помощью семей, вынужденно покинувших свой дом.

— Волонтёры нашего центра также в основном выехали из Луганской области. Потому сначала мы преимущественно помогали нашей области, отправляли туда гуманитарные грузы. У нас одинаково болит за свой дом и поэтому мы присоединяемся друг к другу. Больше запросов прорабатываем от переселенцев из Северодонецка и Лисичанска, но также помогаем жителям Донецкой области, если они к нам обращаются.

Со временем команда Анны создала колл-центр и упорядочила базу нуждающихся в помощи. После этого стали приглашать их к себе для получения самого необходимого в порядке живой очереди. Кроме того, Анна всегда мечтала об открытии пространства для отдыха, коммуникации и творческого взаимодействия.

— Я хотела создать площадку, куда могли бы приехать молодые люди из сельской местности, остаться на тренинг, чтобы не оплачивать дорогие отели. Я представляла это как молодёжное пространство, где все могли бы знакомиться, общаться. Мы хотели создать его в 2022 году и уже даже нашли партнёров и место, где это всё должно было родиться. Но не случилось.

Вместо этого Анна создала убежище для переселенцев, в котором одни останавливались для отдыха перед последующим переездом, а другие пускали корни и находили новый дом. Многие семьи живут здесь уже не первую неделю. Всем жителям приюта при необходимости оказывают медицинскую, психологическую и юридическую помощь.

— История нашего шелтера — это сборная история разных людей. Есть те, кто приезжает к нам после обстрелов. Есть история детей, у которых погибли родители. Они приехали с соседкой, которая хочет дальше вести их по жизни и стать им опекуном. Есть истории о том, как постепенно съезжается вся семья, поколение за поколением, внуки оказываются рядом со своими бабушками.

Анна не собирается останавливаться на достигнутом. Говорит, в первую очередь, нужно работать для молодежи, потому что за ней — будущее. Поэтому вместе с командой работает над проектами, призванными поддерживать молодых активистов, стремящихся к переменам. В ближайших планах открытие сети мобильных офисов молодёжных советов в Ивано-Франковске, Черновцах и Днипре.

Главной её мотивацией был и остаётся сын. Война продолжается практически всю жизнь 9-летнего Ярослава. По словам Анны, он гордится тем, что родился украинцем.

— Мой сын знает, что такое война, он понимает, кто на нас напал. Он также ходит в волонтёрский центр, разгружает какие-то коробочки и таким образом становится причастным к победе. С гордостью говорит, что он волонтёр, помогающий военным. Мы с Яриком одно целое. Он меня понимает, наверное, больше, чем муж. Я не могу сказать, что я хорошая мама. Это лучше бы сказал Ярослав, но я всё в этой жизни делаю ради него.

Ирына Иванникова, Хрустальный

Желание отстаивать свои границы, а также бороться за право называться украинкой в ​​жизни Ирыны пришло вместе с российско-украинской войной ещё в 2014 году. Тогда она была школьницей, однажды проснувшейся от взрывов, а впоследствии увидевшей российский флаг на входе в местную администрацию.

— У меня тогда был подростковый бунт. Я обо всём, что не могла воспринять и с чем не могла согласиться, говорила прямо. Однажды я спела гимн Украины на уроке русского языка. Потом уже у нас образовалось сопротивление — некий уголок в социальных сетях, где собирались люди, поддерживавшие Украину. Мы все общались между собой, а иногда собирались вместе. Но это было очень опасно, потому что многих ловили, забирали на подвалы и многие после того оттуда не вернулись.

Впоследствии девушка выехала из оккупированного Хрустального (до 2016 года город назывался Красный Луч) и переехала в Приднепровье, поступив в университет. Там она начала заниматься общественным активизмом, познакомилась с другими единомышленниками Ассоциации молодёжных советов. Ирына активно посещала различные конференции на темы лидерства, демократии, а также развития и поддержки молодёжных инициатив. Затем она вместе с коллегами основала ОО «Молодые лидеры миростроения» и возглавила координационный штаб «Украинской ассоциации молодёжных советов».

В те годы Ирына как вынужденная переселенка на собственном опыте испытала всё предвзятое и пренебрежительное отношение через русскоязычность и регион, в котором родилась.

— Я приехала в маленький город под Киевом, где в то время ещё было мало переселенцев. И восприятие меня было такое, что если я из Донбасса, если я говорю по-русски, то всё. Я автоматически плохой человек. Были даже дни, когда у меня не было денег, мне никто не помогал, и я голодала. Хотя я просила о помощи, но люди отворачивались. Подозреваю, что в этом есть след как российской пропаганды, так и стереотипов: если один переселенец плохой, то все остальные тоже.

Среди проектов, которыми занималась девушка, были также отдельные попытки опровергнуть предубеждения относительно переселенцев. В частности, собственным примером. И доказать, как девушка с Востока может отстаивать права других.

После 24 февраля 2022 года ОО «Молодые лидеры миростроения» помогает женщинам эвакуироваться из опасных городов и уехать за границу.

— Одна девочка очень боялась сирен. Мы помогли ей уехать. Затем начали поступать новые запросы. Мы поддерживаем связь с этими девушками, общаемся до сих пор.

Для Ирыны важна каждая человеческая история. Прежде всего, она стремится помогать женщинам укреплять их потенциал, обеспечивать правовую и психологическую помощь. Девушка убеждена, что всё это можно воплотить в Украине, потому что это государство свободных и независимых.

— Украина — это свобода, развитие, возможности быть собой. Одеваться так, как я хочу. Знать, что если я выложу какой-нибудь пост, меня не заберут в подвал. Быть собой и знать, что за это ты не получишь пулю в лоб. Вот я сегодня увидела очень хорошую фразу: «Свободу мыслей оружием не убить». Вот о чём для меня Украина.

Юлия Симачёва, Мариуполь

Когда полномасштабная война пришла в её родной город, Юлия сразу принялась помогать тем, кто в этом нуждался больше всего. В то время она руководила двумя ресторанами, которые после начала российского вторжения перестроили в формат волонтёрской кухни: начали готовить горячие бесплатные обеды для местных жителей.

— Мы начали 26 февраля. В первые дни мы кормили триста-четыре человека. С марта количество выросло до двух тысяч. Затем исчез свет, газ и вода. Мы перешли на приготовление еды на генераторах. На кухне готовили не только сотрудники ресторана. Присоединялись мои друзья.

До 24 февраля помимо основной работы в ресторанном бизнесе Юлия активно занималась благотворительностью. Вместе со своими подругами она основала фонд, собиравший материальную и гуманитарную помощь. В основном они закрывали сборы средств на помощь больным детям. В новой реальности фонд трансформировался и начал поддерживать ВСУ и переселенцев.

Впоследствии девушка уехала из оккупированного Мариуполя в Швецию, где пробыла полтора месяца. За это время она непрерывно держала связь со своей командой. Они создали чат-бот в телеграме для поддержки тех, кто покидал Мариуполь и переезжал в другие города или за границу. Собрали в одном месте все необходимые ссылки: разный тип помощи для переселенцев в Украине и за её пределами, советы по обустройству на новом месте и прочее. Кроме того, им удалось основать гуманитарные штабы в пяти городах Украины: Одесе, Киеве, Мыколаеве, Харкове и Днипре. Сначала сосредотачивались на помощи мариупольцам, однако впоследствии поняли, что в этом равным образом нуждаются люди из других регионов, вынужденные спасаться от российской агрессии.

— У меня есть несколько, так сказать, подопечных — деток, которыми мы занимаемся в фонде. Среди них есть один незрячий мальчик с ДЦП. Буквально до начала вторжения мы собирали деньги на его реабилитацию. Он нуждался в немедленном лечении. Я помогала им уехать, мы вывозили их через так называемую ДНР. Я тогда звонила и говорила так, как есть: «Мне очень стыдно просить у вас о помощи. Но если у вас осталась хоть капля человечности, помогите больному ребёнку». Нам повезло, их выпустили, поэтому сейчас мальчик находится на лечении в Германии.

Таких историй у Юлии много. Говорит, просто не может оставаться в стороне от чужой боли. Её друзья часто подшучивают: «Да это же Юля!» И уж совсем не удивляются ни очередному сбору на сумасшедшую сумму, которую девушка закрывает за считанные дни, ни количеству акций и инициатив, которые она придумывает и воплощает в жизнь. Однажды она шла по улице и встретила дедушку. В коротком разговоре выяснилось, что у него рак. Через пару минут девушка уже открыла сбор на продукты и лекарства для него, мгновенно мобилизировав свою команду.

После возвращения в Украину Юлия присоединилась к работе гуманитарного штаба уже в автономном режиме. В её команде много девушек-волонтёрок, работающих 24/7: обрабатывают запросы, сортируют гуманитарные грузы, складывают продуктовые пакеты, переносят и развозят огромные коробки. По мнению девушки, именно такие действия и преданность своему делу отличают украинских женщин. Особенно в нынешней ситуации.

— Наши женщины и девушки для меня — это открытие! Многие не имели подобного опыта до войны. Но сейчас они учатся и выкладываются по полной. Наши женщины, которые плетут сетки, волонтёры, девушки-медики, которые ездят на ноль. Это очень героически. Это наш культурный код.

Лина Грозык, Старобильск

Её история началась с четырёхколесного велосипеда. Лина в шутку называет этот случай из детства началом своей борьбы за права. Однажды, вернувшись домой, она заметила, как соседский мальчик закатывает её транспорт к себе во двор. Недолго думая, она побежала за ним.

— Тогда я не бросилась к родителям за помощью. Разбираться пошли не мама, не отец, а я сама. Забрала свой велосипед вспять. Мы тогда сильно поругались с этим мальчиком. Но я всё же отстояла свою собственность. Так что я ещё с детства поняла: если есть проблема — её нужно решать.

С тех пор девушка уже не останавливалась. Это также повлияло на выбор её профессии в будущем. Лина выбрала для себя Луганский университет МВД (с 2016 года передислоцирован в Северодонецк).

— В девятом классе у нас началась военно-патриотическая игра «Джура», в которой я участвовала. Тогда-то я поняла, что хочу поступать именно в такой университет, носить форму. Я хочу защищать людей, отстаивать их права, быть за справедливость. Действовать по совести.

В университете Лина сразу присоединилась к курсантскому студенческому самоуправлению, которое впоследствии возглавила. Там она вместе с другими девушками решала проблемы, связанные со спецификой обучения. Девушка рассказывает, что порой они касались бытовых и, на первый взгляд, мелких вещей (например, возможность принять душ после зарядки или улучшение и адаптация учебной формы), однако она чувствовала внутреннюю обязанность помогать другим девушкам.

В этом году Лина окончила университет, после чего её, как и других курсантов, сразу направили на работу по специальности. Находясь в оккупированном Старобильске, у неё была первоочередная задача — выжить. Девушка практически всё время была дома и понимала, что построить своё будущее в таких условиях не сможет. Поэтому Лина решила уехать из родного города. Она выбрала для себя Днипро и работу в местном управлении полиции в рядах Национальной полиции Украины. Впоследствии их перевели на новое место, поэтому сегодня девушка уже работает следователем в Вишневом под Киевом.

— Я вернусь домой при одном условии: если всё будет Украина. А так, к сожалению, сейчас не могу и, если честно, не желаю. Пока я была там, я чувствовала себя как в клетке, хотя и жила рядом с родными. Но я твёрдо отдавала себе отчёт: там не будет работы для меня. У меня просто будут связаны руки. Так что я сделала свой выбор. И сейчас я ни о чем не жалею.

Лина убеждена: сила современных украинских девушек, прежде всего, заключается в том, что они растут в среде свободы.

— Мы имеем полное право говорить, решать волнующие нас вопросы на уровне с мужчинами. Посмотрите, сколько наших женщин идёт в ряды Вооруженных Сил Украины! Как они стремятся отстаивать, защищать своих детей и семью от случившегося. Я горжусь нашими женщинами. Нам есть на кого равняться.

при поддержке

Материал создан вместе с ОО «Интерньюз Украина» при поддержке ООН Женщины в рамках проекта «Укрепление потенциала молодых женщин из Донецкой и Луганской областей по продвижению Повестки дня «Женщины. Мир. Безопасность» на местном уровне». Программа ООН по восстановлению и развитию мира, которую реализуют четыре агентства ООН: Программа развития ООН (ПРООН), Структура ООН по гендерному равенству и расширению прав и возможностей женщин (ООН Женщины), Фонд ООН в области народонаселения (UNFPA) и Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН (ФАО). Программа поддерживается двенадцатью международными партнерами: Европейским Союзом (ЕС), Европейским инвестиционным банком (ЕИБ), Посольством США в Украине, а также правительствами Дании, Канады, Нидерландов, Германии, Норвегии, Польши, Швейцарии, Швеции и Японии.

Над материалом работали

Автор проекта,

Редактор:

Богдан Логвыненко

Автор:

Ксения Чикунова

Шеф-редактор:

Наталия Понедилок

Бильд-редактор,

Фотограф:

Юрий Стефаняк

Контент-менеджер:

Илона Баденко

Переводчик:

Ольга Цветкова

Редактор перевода:

Свитлана Борщ