Вернуться в Украину создавать скрипки

Share this...
Facebook
Twitter

В селе Баня Лысовыцька, недалеко от Моршина, находится мастерская музыкальной семьи Пуцентела – Putsentelas violin studio. Скрипичный мастер Мирослав Пуцентела работает тут вместе с женой Наталей уже почти 35 лет. Они изготавливают скрипки, альты и виолончели, соединяя знания и опыт итальянских мастеров с собственными нововведениями.

Инструменты семьи Пуцентела имеют свой неповторимый стиль и широко известны в мире: на них играют музыканты Европы, Америки, Японии и других стран. Кроме того, Мирослав и Наталя – профессиональные музыканты: он играет на скрипке и альте, а она – на виолончели.

Мирослав с детства хотел играть на скрипке. Он с улыбкой рассказывает о своём земляке, Олеге Крысе, известном скрипаче:

–  Он вспоминал своё детство, как тяжёлое, потому что нужно было играть на скрипке. Но он это шутя говорил.

Начинал получать музыкальное образование Мирослав в Украине: после обучения в Тернопольском музыкальном училище, поступил во Львовскую консерваторию, где и познакомился с будущей женой Наталей. В 25 лет Мирослав создал камерный оркестр и руководил им 23 года подряд, объехав почти всю Европу. Всё это время он также работал в Дрогобицком музыкальном училище преподавателем по классу скрипки и альта.

Уже имея взрослых детей, подолянин Мирослав и бойкивчанка Наталя поехали учиться в Международный институт имени Антонио Страдивари, что в итальянском городке Кремона. Там супруги совершенствовали своё мастерство игры на смычковых инструментах и получали специальность скрипичных мастеров кремонской школы. Мирослав вспоминает, как они поступали в институт:

–  Там нужно было сдавать игру на музыкальном инструменте, гармонию, черчение, технологию, дизайн, понятие о дереве, где нужно было написать, как называется каждое дерево. Всё это – на итальянском языке. Скажу честно, мне было сложно, ведь там не разрешается ни словарь, ничего. Я готовился год по всяким учебникам.

Семейное дело

Во время учёбы в Италии и Мирослав, и Наталя собственноручно изготавливали инструменты от начала и до конца, выполняя весь цикл работ. Теперь, уже имея свою мастерскую, супруги разделили обязанности: Мирослав изготавливает корпус и ставит акустику, а Наталия покрывает инструмент лаком:

— Тут, как и в каждой кремонской мастерской, нет ничего такого специального. Есть станок, дерево и руки. Ну, и знания, потому что это комплекс очень многих знаний: и физика, и живопись, и акустика, и черчение.

Их сын, Орест Пуцентела, имеет собственную мастерскую смычковых инструментов во Львове и профессионально играет на фортепиано. Именно он разработал уникальный дизайн инструментов семьи Пуцентела.

Дочь Натали и Мирослава по профессии политолог, но она также занимается семейным делом: сделала уже две скрипки. Внуки тоже хотят осваивать и продолжать дело скрипичных мастеров:

Мастер подчеркивает: хотя они с женой и являются профессиональными музыкантами, но сегодня они прежде всего мастера, а не исполнители:

— Видите ли, жизнь сложилась так, что поневоле мы перестали играть на инструментах, потому что должны были работать как мастера. Но когда мы учились в Италии, нас приглашали в 12 оркестров играть, потому что мы хорошо читали с листа. Нам ставили ноты, и мы сразу играли на концерте, потому что на Западе так принято. Так, как когда – то в старину: поставили ноты – и ты сразу играешь.

На вопрос, не жалеют ли они, что больше не играют, Мирослав отвечает так:

— Понимаете, играть на скрипке – это одна отрасль, создавать скрипку – это стиль жизни. Музыкант, который уже овладел полностью инструментом, он постоянно играет. Он выучил полный перечень сочинений скрипичных, как, например, Крыса (Олег Крыса. — ред.). Он все сочинения переиграл скрипичные за свою жизнь. А тут постоянно создаёшь новое, новое и новое.

Мастер говорит, что скрипкостроению нужно учиться всю жизнь:

— Моему маэстро, Джио Батто Мораси, уже 82 года. Мы часто общаемся, и он говорит, что до сих пор учится. Тут нет конца, нет границ. Казалось бы, знаменитые кремонцы Страдивари, Гварнери, Амати достигли своих высот. Но, как оказывается, люди теперь ушли намного вперёд и много чего изобрели.

Процес

Сегодня Мирослав изготавливает скрипки преимущественно из карпатского явора, гриф – из чёрного дерева, а верх – из ели. Каждая новая скрипка сохнет 4 месяца. За 35 лет Пуцентела сделал более 400 скрипок:

–  Это как сотворение новой жизни. Каждая скрипка – наш ребёнок, которого мы узнаем среди тысячи. Каждый инструмент – фактически своеобразное изобретение. Как в плане творчества, так и в акустике, и в исполнении.

Первую свою скрипку Пуцентела сделал в 1983 году, когда его сыну был всего год. То была модель Гварнери. Сейчас мастер изготавливает уже скрипки новой модели, которую самостоятельно начертил его сын. О своей работе Мирослав говорит с неподдельным восторгом:

–  Работа очень интересная. Это даже нельзя назвать работой – это стиль жизни. Это приносит вдохновение. Мы пенсионеры уже, но работаем и хотим создать ещё свою самую-самую, королеву (скрипку. — ред.).

Каждый из мастеров семьи Пуцентела охотно рассказывает о своей части работы. Наталия открывает сундук со своими инструментами:

–  Лаки все здесь, кисточки, всё, что нужно для лака. Это бесцветный лак, потом шлифуется, здесь у меня есть разные лоскутки. Спирт, бумага – вот и всё. Это всё, что нужно мастеру.

Share this...
Facebook
Twitter
Share this...
Facebook
Twitter
Share this...
Facebook
Twitter
Share this...
Facebook
Twitter

Мирослав комментирует свою работу:

–  Вот видите, как делается голова: сначала чертится, потом вырезается. Потом высверливаются вот эти отверстия. Дальше прорезается из заготовки вот так, потом – главные отверстия, потом выбирается стамеской. Голова, вообще, непростая штука. Вот это – уже окончательное завершение головы, только добавить гриф с порожком и уже можно вклеивать врезку сюда. И тогда уже, когда врезается, то здесь вырезается такое углубление, сюда вставляется, и тут самое важное – посадить эту высоту грифа. Её нужно посадить на соответствующую высоту от поверхности деки. Если посадить низко – теряется 35-40% звука.

Мы свою модель довели до такого состояния, что, как наш сын говорил: “Когда скрипка играет – стаканы лопаются”. Мы достигли такого эффекта, потому что скрипки хорошо звучат, их хорошо слышно, особенно в зале, в руках хороших музыкантов.

Звучание

Успех скрипичного мастера, считает Мирослав, зависит прежде всего от того, как будет звучать его скрипка. Все тонкости, все старания – ради звучания:

–  Над чем бьются веками – над звучанием скрипки. Совершенным звуком отличается скрипка Страдивари, чего собственно пытаются достичь и сегодняшние мастера. Нужно сказать, не хвалясь (но так выглядит из наших успехов) что мы приближены к тому звучанию, которое имеют скрипки Страдивари. Возможно, в современном виде они даже несколько лучше. Они прочнее, тембральные. Но об этом будут говорить немножко больше музыканты, которые на них играют.

Сравнивая скрипку своей модели со скрипкой модели Страдивари, Пуцентела показывает нижний овал корпуса:

–  Видите, он такой – как приплюснутый немножко, а у нас он удлинённый. Обратите внимание на эфы. У Страдивари они более круглые, а у нас они – больше готического стиля. Первая скрипка звучит более звонко, а эта – более глубоко. Низ – так же. Этот глаз, этот язычок. От этого язычка тоже многое зависит. Он так же вибрирует, как у человека. Меня часто спрашивают: что звучит в скрипке? Аналогичный вопрос: что звучит у вокалиста, когда он поёт? Столб воздуха, труба, которая заходит в певца. И если возможно разгадать эту симметрию и конструкцию горла, то так же можно разгадать и конструкцию скрипки. Старые итальянцы очень много скрипок делали без этих углов. Они спрятали идею скрипки. И потому три столетья уже все бьются, бьются и не могут разгадать секрет звучания и конструкции. Много в мире исследователей, которые ищут, исследуют, почему именно так оно конструируется.

На качество звука, объясняет Мирослав, влияют даже возраст древесины и погодные условия:

–  Дело в том, что скрипкам Страдивари, Гварнери, Амати уже больше 300 лет. Дерево не выдерживает такой нагрузки. Правда, дошли до наших дней скрипки, которые сохранились – королевские. Все другие инструменты (разные были) – там и войны были, тем более дерево реагирует на атмосферные явления. Например, дождь, влага. Дерево спрессовывается, если там есть звук.

На звучание инструмента непосредственно влияют также элементы его конструкции:

–  На звук влияет свод, как итальянцы говорят – «бомбатура». Вот видите, она имеет такую сферическую поверхность. Кажется, что она ровная, но если смотреть сбоку, то видно, что она округлая. Поэтому в зависимости от того, как сконструировать эту сферическую поверхность, можно сфокусировать толщины. Если скрипка толще, то будет более высокого строя. Тембральная характеристика будет совсем другой. Я теперь понял и вывел свою формулу: всё зависит от свода скрипки.

Дом

Наталия Пуцентела вспоминает о годах жизни в Италии:

–  Когда ты получаешь ещё одну специальность дополнительную, то обретаешь ещё одну, высшую, степень личности. Если тебе та страна дала возможность достичь определённого уровня, то можно считать, что она подарила тебе это. А такое может подарить только родина. Если она тебя приняла, как родного, не вытолкнула, позволила развиваться, то можно считать, что это родина.

Но, как уверяет мастерица, чужая гостеприимность имеет свои границы:

–  Мы приехали домой как украинцы и мы об этом не забываем.

Во время каникул в университете супруги регулярно приезжали в Украину, потому что хотелось воплощать свои идеи дома. Однако, когда они только ехали на учёбу, мысли и ситуация в стране были иными:

— Был один период времени, что мы думали, что не будем возвращаться в Украину. Я выехал (в Италию — ред.) в 1999 году. Это были чрезвычайно тяжёлые времена для людей в Украине. Были такие периоды, что мы думали, что не проживём от зарплаты до зарплаты. Тем более что мы – обычные педагоги. Было очень трудно выжить. Мы приезжали в Украину два раза в год, когда каникулы были в университете. Мы видели, что страна развивается, и что мы тоже можем внести частичку своего творчества для расцвета Украины.

Наталия добавляет:

Возможно, мы немного идеалисты, но мы искренне верили, что Украина может стать такой – самой развитой державой.

За годы жизни в Италии украинцы научились у местных жителей большему, чем мастерство скрипкостроения:

Они умеют ценить каждый день, они умеют отдыхать. Мы многому учились. Они много рисуют, много поют, заботятся о том, как питаются. Много чему можно учиться.

Мы научились понимать, что человек – высшая ценность в обществе. Это самый большой знак демократии, когда тебя ценят, когда ты стоящий в том государстве, в котором ты живёшь. Мы хотим быть стоящими, самодостаточными. Считаем, что это зависит от нас. Мы не хотим часто идти на государственный компромисс, мы хотим демократии.

Украинцы – нация, которая ещё до сих пор не познана, которая не раскрыла свои возможности. Нам не давали раскрыть их. Мы имеем возможность развиваться, мы будем развиваться, и наши скрипки будут звучать на наших сценах.

–  Мастер говорит, что самое важное, чему он научил своих учеников, – любить жизнь и любить друг друга.

Жизнь инструментов

Сильные школы скрипкостроения есть сегодня, по словам Пуцентели, не только в Италии, а также и в Германии, в Чехии, в Словакии. Там есть старинные скрипки и вековые традиции.

О создании школы такого уровня в Украине Пуцентела пока что и не мечтает, ведь для украинцев, по его словам, скрипичная традиция является ещё очень молодой, по сравнению с той же Италией. И специалистов в сфере скрипкостроения в Украине ещё очень мало.

– В Украине этого никогда не было. Мы и приехали для того, чтобы создать шедевральные инструменты, на которых наши музыканты могли бы создавать всё то, что они хотят.

Но всё же, успехи есть, и они достаточно заметны:

–  Недавно был конкурс на Мальте, и мальчик на нашем инструменте победил, взял гран-при. И после того всё жюри пришло смотреть, что это за инструмент. Это для нас большое удовольствие – в том, что мы смогли своим творчеством помочь музыканту творить шедевры и исполнять их так, как он способен. То есть его талант не закопан, а наш инструмент помог раскрыться ему так, что его признали жюри конкурса.

Впрочем, не всегда всё было так прекрасно в этой сфере. Мирослав и Наталия за годы преподавания часто сталкивались с ситуациями, когда талантливая молодёжь не имела возможности принять участие в конкурсе из-за инструментов плохого качества или же вообще из-за их отсутствия. Тогда супруги и решили начать мастерить:

–  Мы, как педагоги, видели, как наши ученики, студенты мучились и страдали на тех инструментах, на которых они играли, поскольку в основном играли на фабричных – старых, побитых, всяких. И наша задача была – облегчить жизнь нашим украинским детям, нашим украинским музыкантам, чтобы они играли на приличных инструментах. Наша задача была – чтобы наши дети побеждали на таких конкурсах.

Сегодня на скрипках украинского мастера играют не только юные лауреаты, но и всемирно известные исполнители:

– Концертмейстер Лондона играет на нашей скрипке, концертмейстер Вашингтонского симфонического оркестра. Музыкантов, которые играют на наших скрипках, сегодня много. Они живут в Японии, в Америке, в Бельгии, в Швейцарии, в Германии, в Румынии.

На скрипке Пуцентелы играет даже глава Украинской греко-католической церкви Блаженнейший Святослав (Шевчук):

–  Для нас является очень ценным письмо святейшего патриарха Святослава Шевчука. Мы для него сделали скрипку, и он нам написал благодарственное письмо.

Над материалом работали

Автор проекта:

Богдан Логвыненко

Автор:

Ксения Стеценко

Редакторка:

Евгения Сапожныкова

Эксперт:

Надия Рычок

Фотограф:

Дмытро Бартош

Оператор:

Олександр Портян

Оператор:

Павло Пашко

Режиссер монтажа:

Лиза Литвиненко

Режиссёр:

Мыкола Носок

Бильд-редактор:

Олександр Хоменко

Транскрибатор:

Виктория Волянська

Переводчик:

Александр Кабанов

Редактор перевода:

Ольга Щербак

Следи за экспедицией