ЦЕХ и Что-то интересное: в поисках львовского стекла

Share this...
Facebook
Twitter

В 2011 году в одном из центральных двориков Львова открылся камерный магазин-галерея, который объединил вокруг себя тех, кто интересуется искусством, в частности, ценителей стеклянных изделий. Так команда друзей и экспериментаторов открыла пространство «Что-то интересное», которое в начале 2019-го переехало на площадь Колиивщины. Тут стекло повсюду: от оригинальной мозаики и зеркал во дворе до авторских украшений, светильников и картин. Имея желание расширять территорию украинского искусства, основатели «Чего-то интересного» решили открыть пространство ЦЕХ на месте заброшенной фабрики. Они верят, что украинское стекло имеет хорошие шансы развиться от ремесла до настоящего искусства, и предлагают горожанам почувствовать эту эстетику, тоже попробовав что-то новое в творчестве.

Ещё в прошлом столетии Львов был известен не кофе и шоколадом, а производством гутного стекла. Тогда Львовский стеклозавод был одним из самых мощных в Украине, а при Львовской экспериментальной керамико-скульптурной фабрике работала специальная бригада мастеров-гутников, которые создавали оригинальные изделия из стекла.

Несмотря на то что в истории был период, когда работы стекольщиков тяготели к утилитарности, в середине ХХ столетия художественное стекло стало видом изобразительного искусства.

После распада СССР и перехода к рыночной экономике производство стекла приостановилось, однако в 90-х годах во Львове был основан Международный симпозиум гутного стекла. Туда съезжались лучшие художники со всего мира для создания изделий в печи, обмена опытом, а впоследствии — для проведения выставок и лекций. Такие мероприятия проходили по инициативе кафедры художественного стекла Львовской национальной академии искусств. Она с момента своего основания в 60-х остаётся единственной кафедрой в Украине, которая даёт студентам творческую, конструкторскую и научную подготовку. В частности, для производственных процессов там есть гутная печь, а их по Европе насчитывается всего до десяти. А в 1963 году на Львовской керамико-скульптурной фабрике был создан экспериментальный цех художественного гутного стекла, который стал своего рода центром творчества. Именно благодаря академической кафедре создавался образ Львова как центра художественного стекла всей Украины.

Роксолана

Роксолана Худоба — одна из собственниц пространства «Что-то интересное» и инициаторша создания ЦЕХа; окончила Львовскую академию искусств, получив образование на единственной в Украине кафедре художественного стекла. Решение учиться по этой специальности было достаточно спонтанным, но удачным. Рассказывает, что на момент её поступления чрезвычайно популярным было направление «дизайн интерьера», но кто-то из знакомых посоветовал пойти на стекло, где конкурс меньше:

— Я такая: «Стекло? Что делать там?» — «Ну, потом переведёшься». Но я очень рада этому, потому что были суперклассные преподаватели, всё разрешали, эксперименты. Ты там лепишь, и плоское стекло, и гутное стекло, и супер много техник: и цветное, и прозрачное, поэтому очень рада.

Роксолана любит своё дело и говорит, что именно годы обучения на кафедре и конкурентная среда дали толчок двигаться дальше:

— Мне нравилось тем, что у нас обучение было больше не по технологии нюансам, а тому, как придумать классный эскиз, чтобы сделать его по композиции клёвым, как его поделить. То есть, по художественной части. Как нарезать бутылку — ты можешь где угодно научиться или пойти в витражную мастерскую, где не умеют рисовать, но научат, как шлифовать, паять, и именно технологии легко научиться. Найти, придумать, что классное сделать, что будет отличать тебя от других — это немного академия дала свое начало. У нас тоже суперклассная группа была, сильная конкуренция, и все так друг друга подталкивали, что: «Ага, нужно больше сделать! Ты это делаешь, а я сделаю ещё 5 работ дополнительных».

Открывать «Что-то интересное»

Началось все с того, что, учась в академии, Роксолана с подругой изготавливала украшения. В то же время её давний товарищ со школьных лет Роман занимался продажами и предложил Роксолане продавать свои изделия и возить их на фестивали. После долгих разговоров и уговоров они начали совместную деятельность. Спрос тогда оказался очень большим.

Девушка вспоминает, как зарождался их стартап:

— Мы с ним продавали: это такой был столик 70 на 70, это всякие фестивали, студенческие годы, движи…Потом наша кухня, где с подружкой жили, превратилась в мастерскую. Когда заходишь на кухню – а там все режется.

Роман утверждает, что были и проблемы с тиражом украшений, в частности из-за сотрудничества с разными украинскими магазинами, которые не всегда оказывались добропорядочными. Но в конце концов начался сам процесс — идею со стеклянными изделиями оценили люди, которые приходили на концерты, ярмарки или конкурсы. Поэтому следующим этапом стало создание магазинчика «Что-то интересное» на площади Рынок, где можно было воплощать любые амбиции. Роксолана и Роман начали планировать выставки под открытым небом, наполнение магазина, проведение мастер-классов в этом месте. Название заведения появилось достаточно просто и непринужденно:

— Когда нужно было открывать магазинчик и написать, сделать какую-то афишу и поставить на площади Рынок, мы такие: «Ой, название же нужно!». И просто у кого-то случайно выпало: «Нужно что-то интересное!», и — «Что-то интересное», а (со временем. — авт.) ЦЕХ — как «Интересные Эксперименты Художников» (укр. – «Цікаві Експерименти Художників).

Share this...
Facebook
Twitter
Share this...
Facebook
Twitter

В соответствии с названием тут реализовывалось много экспериментов и активностей, а кроме магазина, функционировало кафе. Магазин постепенно наполнялся разными художественными изделиями из дерева, текстиля и металла, но всё-таки было решено сконцентрироваться на стекле:

— Потому что стекла во Львове мало, но когда-то, из истории, именно Львов был очень мощным в производстве гутного стекла, и у нас есть кафедра — единственная в Украине — художественного стекла. Сейчас представлены и мои работы, молодых художников-стекольщиков, которые ещё учатся, которые уже выпустились, которые со мной сотрудничают.

Но всё же, кроме стеклянных картин, посуды и аксессуаров, тут есть и керамические, ювелирные изделия, уголок с открытками, украинскими журналами, например, La Boussole, Fish, “Гарбуз”. А ещё — книжная полка. Основатели призывают посетителей приносить сюда свои книжки.

Арт-переработка

Философия основателей пространства «Что-то интересное» базируется на идее рационального использования ресурсов. Как и в других сферах, изготовители таким образом получают немалую выгоду от переработки вторсырья — это не только уменьшение выбросов и продление срока службы оборудования (печей), но и экономия энергии. Стекло идеально подходит для переработки (почти до бесконечного количества раз), поскольку его структура при этом не ухудшается. В последние десятилетия, когда возрастает интерес к экотематике, мастера Европы и США начали разрабатывать технологии использования этого материала. Так, из старых банок или окон стали делать декоративные вещи: стаканы для вина, вазы, миски, разные контейнеры, банки для свечей, дозаторы для мыла. Позже старинный стеклобой и стеклянное сырьё художники использовали для создания витражей, ярких скульптур и арт-инсталляций. А в британском университете даже появился специальный курс, посвящённый креативной переработке использованного стекла  «Creative Recycling of Waste Glass as a Tool for Teaching and Leaning». Его авторы рассматривают стеклянные отходы как материал для творческих проектов.

Для «Чего-то интересного» Роксолана создала целую серию под названием Аrt-recycling (арт-переработка. — ред.), в которую входят посуда и декор: подсвечники, подставки, салфетницы, тарелки, ёмкости для хранения круп, светильники, флорариумы. Все эти изделия появляются в результате вторичной переработки стеклянных бутылок. Девушка пришла к арт-ресайклингу после того, как у неё появилась муфельная печь. Это был период сплошных экспериментов путём проб, ошибок и поисков, во время которого она пришла к открытию технологии спекания бутылок.

Сам процесс переработки происходит в несколько этапов. Когда использованные бутылки или банки попадают к мастерам «Чего-то интересного», сначала происходит дезинфекция, а после спекание в муфельной печи при высокой температуре. Дальше дело за мастерами, которые придают изделию форму в зависимости от замысла.

Сегодня, на фоне экологических проблем и распространённого явления потребительства, среди части населения набирает обороты движение за сохранение окружающей среды. Речь идёт о так называемом законе трех R: recycle, reuse, reduce (перерабатывай, используй повторно, уменьшай), что помогает сэкономить природные ресурсы, уменьшить загрязнение и количество мусора на свалках. Роксолана рассказывает, как вместе с коллегами постепенно стала более эко-сознательной, внося свою лепту в сохранение окружающей среды.

— Мы решили, что если уж занимаемся стеклом, то это тоже мусор, и его очень много. Мы всегда охотимся… Ещё в академии начала спекать эти бутылки и просто по улице идти и возле мусорника: «О, класс, форма такая красивая! Из неё получатся такие штуки» – и складывала, собирала. Дом превращался в мусорник. И все друзья знали. У кого дети маленькие, то с пюрешек все мне собирали бутылочки. Такое объединение. Многие из клиентов знают, что мы перерабатываем.

Производственный процесс «Art-recycling» осуществляется на территории ЦЕХа. Там есть огромная коробка, где хранятся собранные бутылки. Роксолана надеется, что, как только увеличится мощность пространства, получится перерабатывать ещё больше сырья:

— У нас есть там отдельное помещение, где мы собираем все банки. Собираем, привозим с площади Рынок (контактируем с разными кофейнями, ресторанами). Завозим их сюда, моем и после, — как я показывала вам, или ставим в муфельные печи и спекаем (это можно использовать как подставки, тарелки) или режем, шлифуем, — и есть баночка-стаканчик.

Есть ещё небольшая гутная печка из битого гутного стекла. То если у кого-то есть плафоны, тарелки стеклянные такие, — ещё из советских, которые стояли на полочках — мы их снова вываривали и делали гутные домики такие декоративные маленькие.

Роман соглашается, что вопросы вторичной переработки, когда вещи обретают вторую жизнь — чрезвычайно важны. Рассказывает, как вместе с единомышленниками выдумывает разные способы повторного использования вещей в помещении ЦЕХа:

— Технологии меняются. Вот были когда-то обычные окна, мы даём им другую жизнь, но стекло не имеет смысла выбрасывать. То есть мы его не выбрасываем…Даём ему вторую жизнь. То есть что это такое: мы даём стекло обычное — оно не идеально ровное, оно не идеально чистое, но оно даёт шумоизоляцию, и мы на межкомнатные стены его ставим для теплоизоляции, для гидроизоляции. Ну, то есть некоторые вещи мы принципиально оставляем. У нас ничего не выбрасывается. У нас постоянный перманентный ремонт. Везде: где можно и где нельзя.

Интересные эксперименты художников

Сейчас в Европе распространена практика возвращения брошенных промышленных объектов к жизни, восстановления и организации пространства вокруг них. Внешний вид таких зданий остаётся неизменным, трансформируется само назначение завода или фабрики, которые чаще всего становятся арт-центрами, музеями, креативными пространствами (Читайте наши истории по ревитализацию пространств в Ивано-Франкивске и Львове). ЦЕХ является одним из украинских примеров предоставления новой жизни заброшенной фабрике.

Роксолана говорит, что раньше арендовали складское помещение на фабрике, стаскивая туда все, что можно было бы использовать для реставрации или переработки. А Роман добавляет, что это место дало новое направление развитию идей:

— Наш ЦЕХ — это новое название, это сейчас всего 300 с небольшим квадратных метров, а сама локация — это Львовская экспериментальная керамико-скульптурная фабрика (площадью 8 га. – авт.). Там как раз и были гутные печи: варили экспериментальное стекло и керамику делали. Она уже более 10 лет не работала и это было закрытое помещение. Сейчас мы пытаемся его как-то раскачать в новое видение. Фабрика была закрыта, теперь мы работаем исключительно на публику. Так вот, люди хотели видеть (что-то ещё. — авт.), кроме бара, кроме футбола. И бар, и футбол — это не плохо, но нужно видеть больше. Мы хотим максимально увеличить площадь доступа к этой фабрике… Даже ступени поставили в Шевченковский гай на всякий случай. Когда им будет скучно, чтобы они там к нам зашли.

Роман делится историей, которая предшествовала созданию ЦЕХа:

— Собственником фабрики является Львовский союз художников. Это 5,5 тысячи собственников. Просто долгое время тут не было конкретного управления. Пару лет назад они нашли очень крутой фирмы управление, которое имеет очень толковые мозги, людей. И тут наконец нашлись финансы, люди заинтересованные, ну то есть все чудесно начало работать.

Парень уверен, что для реализации своих визий важно действовать и прикладывать максимум усилий:

— Всё упирается в заинтересованность команды: кто-то может постоянно ныть, что всё плохо и президент хреновый, а мы поставили окна срочно, потому что когда зашли на объект, где сейчас ЦЕХ, мы ещё даже не успели договориться с управляющим, а уже окна поставили. Есть люди, которые постоянно ноют, а кое-кто что-то делают.

Главная цель основателей — продвигать украинское искусство, промышленный дизайн и художественное образование. Само пространство расположено в центральном административном корпусе фабрики, который когда-то был столовой для художников и мастеров. Территория ЦЕХа делится на рабочие зоны и зоны отдыха, где можно заниматься творческими производственными процессами, развиваться в профессиональном плане или просто вдохновляться. Так, одна из комнат предназначена для мастер-классов, другая — для лекториев, а рядом в кофейне можно выпить чашечку чего-то вкусного. Роксолана также сделала место для своего бренда Haluzka.

Роман рассказывает о событиях, которые происходят в ЦЕХе, и их наполнении, а также о том, как это связано с общественными изменениями. Тут желающие могут не только научиться создавать изделия из стекла, глины, текстиля и дерева, а и посмотреть фильм или принять участие в дискуссии:

Мы уже можем сделать мастер-классы, лектории, встречи, презентации, не знаю, на ровере ездить… Потому что люди не только хотят быть в институте и не только в одной профессии. Они в каждый момент времени хотят видеть себя больше, время изменилось. Если в совковой системе выучился в одном институте, пошёл на один завод и там 80 лет работаешь, то сейчас не так: люди хотят каждый день что-то интереснее. У нас нет единого мастер-класса. То есть мы можем работать с одним и тем же человеком раз 70-80, чтобы каждый раз предложить что-то интересное. Чтобы сама фраза «Что-то интересное» была для него чем-то родным.

Учиться новому

Пространство ЦЕХ предлагает образовательное направление: мастер-классы на любой вкус, в зависимости от интересов гостей. Тут можно научиться гончарству, керамике, вышивке, ткачеству, пысанкарству, работе по дереву и, конечно, стеклу, чтобы создать что-то своими руками:

— Мы учим людей, как делать украшения, зеркала, светильники. Бывает, собирается очень много людей, бывает — один человек.

Организаторы провели цикл встреч, посвящённых вторичной переработке стеклянной тары. На них можно было научиться, как срезать и спекать бутылку, как создать витражный флорариум или смастерить светильник из винной бутылки:

— Мы с такими мастер-классами – как раз по резке бутылок, потом — шлифовке — ездим уже на разные корпоративы выездные. Было у нас больше всего — это 100 людей принимало участие. И это классно, что людям очень интересно. “Сейчас мы бутылку порежем, а потом её нужно будет отшлифовать, потому что оно острое остаётся; а шлифовальные все эти машинки — это переделанные соковыжималки у нас”, и все такие: «О, класс! Круто!». А к зимнему сезону тут расписывают новогодние шарики.

Основатели больше всего заинтересованы в том, чтобы показать горячий способ работы со стеклом с использованием муфельной и гутной печей. Роксолана рада, что аудитория ЦЕХа очень разнообразна и по возрасту, и по уровню подготовки. В планах — даже сделать своеобразный практикум по стеклоделию:

— К нам приходят более молодые, те, что в школе учатся. В будущем, мы тоже думали, чтобы открыть мини-курс по стеклу, чтобы больше практика и теория, чтобы если у кого-то нет времени, ведь бывает, что и старшие люди заходят…Рядом с нашим бизнесом люди, которые диктуют, что им нужно, а мы параллельно хотим научить этому.

Из маленькой фантазии и немалых усилий друзей выросло большое дело, которое продолжает развиваться. Сейчас деятельность Романа и Роксоланы увлекает многих. Часть из них заходит во «Что-то интересное» за кофе, оригинальным аксессуаром или сувениром, другие помогают собирать бутылки для дальнейшей переработки, а кто-то идёт поупражняться на мастер-классы или послушать интересную лекцию, чтобы расширить границы своей креативности.

5 марта 2019 года соучредителя «Чего-то интересного» Романа Мусялы не стало. Несмотря на это, команда продолжает свою работу.

Над материалом работали

Автор проекта:

Богдан Логвыненко

Автор:

Васылына Гарань

Редакторка:

Таня Родионова

Продюсер:

Ольга Шор

Фотограф:

Алина Рудя

Оператор:

Максым Завалля

Оператор,

Звукорежиссёр:

Павло Пашко

Режиссер монтажа:

Диана Старецька

Режиссёр:

Мыкола Носок

Сценарист:

Карина Пилюгина

Бильд-редактор:

Олександр Хоменко

Транскрибатор:

София Базько

Корректор,

Редактор перевода:

Ольга Щербак

Переводчик:

Ольга Цветкова

Следи за экспедицией