Велоусадьба вместо старого зернохранилища

Закарпатье
Преобразование пространств
Собственное дело
7 марта 2017 11:05
1707

История этого маленького социального дела на Закарпатье может кого-то вдохновить, дать толчок. История, которая могла бы произойти во многих деревнях и городах. Множество инициатив современной Украины — о создании нового на пепелище отжитого и устаревшего, зато эта — о превращении. Преобразование старого помещения в новое дело, что может объединять односельчан, старинные традиции — в прибыльное развлечение для туристов. В Украине примеров успешных преобразований не так и много. Мы ждем, пока старое сгниет, чтобы на его месте построить новое, без всякого исторического основания.

Алиса Смирна с мужем Виталием, которого мы не застали дома, некоторое время занимались велопутешествиями в Карпатах, а затем поняли, что могут сделать и свое место для того, чтобы принимать гостей. В их собственности был старый склад бывшего колхоза деревни Дубрыничи Пореченского района Закарпатской области. На первом этаже они сделали огромный зал для банкетов, традиционных свадеб или скромных завтраков тех, кто останавливается на втором. Там удобный хостел с огромной комнатой. На улице есть летний душ. Теперь это называется Велосадибою «Добра Нуч», что происходит от названия деревни, или «Bed & Bike».

Мы ехали туда не ожидая увидеть чего-то необычного в неприметном закарпатском селе. Нас встретила Алиса с небольшим псом.

– Это Ирокез, он просто лает. Он очень любит публику, кроме детей. Детей не любит. Считает их конкурентами. Зато особенно бородатых мужчин любит.

С мая по октябрь здесь охотно принимают после гор грязных и измученных туристов, путешественников-бекпекеров которые привыкли экономить на проживании и которым часто не слишком рады в традиционных гостиницах. Алиса принимает не всех, здесь есть ценз, или скорее фейс-контроль, она говорит, что это только для особых людей. Приветствуются в первую очередь иностранцы и те, кто понимает, что едет не в отель с удобствами.

– С чего начать? Это бывший зерносклад бывшего колхоза, который пять семей получили как зарплату за то время, когда никому нигде не платили. И эти люди совсем не знали, что с ним делать. Они хотели разобрать его чтобы как-то продать кирпич. Через некоторое время складом начали интересоваться люди, которые хотели там сделать лесопилку. Но так как этот зерносклад фактически граничит с домом моей бабушки — мне бы не хотелось, чтобы она жила у лесопилки.

На Закарпатье лесопилок достаточно много. Это процветающий бизнес, и это помещение идеально подходило для еще одного склада чаще всего полулегального сырья, так как в этом районе нелегальная вырубка процветала годами.

Соседи были в шоке: Как можно купить себе что-то с крысами и хотеть приводить туда туристов?

– Я тогда начала заниматься туризмом и мои коллеги немцы сказали, что это прекрасный объект, чтобы сделать здесь музей сельскохозяйственных орудий труда и такой центр международных встреч. Но почему-то мне такая идея очень понравилась. Правда, только мне. Соседям и родственникам она не очень по душе. А точнее говоря, они были просто в шоке, говорили: «Как можно купить себе что-то с крысами и хотеть приводить туда туристов?», и мы два-три года боролись со стереотипом, что здесь в деревне тоже можно что-то действительно интересное сделать. Никто этого не понимал, говорили что я только негативную сторону Украины показываю. Доходило до полного абсурда — нашим иностранным туристам ночью резали колеса на велосипедах.

Очень часто, путешествуя по Украине, можно наслушаться удивительных историй о сопротивление местного населения любым изменениям, даже частным и на частной территории, не говоря за какие государственные преобразования. Люди жалуются на власть, отсутствие денег и внимания, зато любые инициативы, даже частные, подавляются сразу. К счастью, Алиса с мужем оказались не из слабаков и выдержали давление односельчан, смогли доказать, что туристы даже могут быть полезными для деревни.

– Аж за десять лет существования помещения зерносклада как центра приема туристов к нам начали обращаться жители деревни с готовностью помочь и как-то заработать деньги. Это, скажем, музыкальные коллективы и просто женщины, предлагающих различные услуги: уборку, готовку. Жаль, что молодое поколение не хочет работать продвигая велоусадьбу, или просто на рецепцию. Мы всегда приглашаем местных, когда у нас свадьба, чтобы увидели, зовем местный народный коллектив. Здесь можно задействовать все звенья сельского туризма. То есть, местная фольклорная группа здесь поет, местные соседи, родственники, здесь готовят еду из местных продуктов, местные девушки помогают там на стол выносить, убирать и так далее. Я покупаю местные продукты здесь у соседей, чтобы успокоились, и начали думать, что это не так и плохо, когда туристы приезжают.

– Когда мне было шесть лет, я здесь первый раз заработала свои деньги. Работала малой на этом зернохранилище при советской власти. Здесь завозили зерно из колхоза, везде было зерно, потом комбайн на второй-третий этаж то поднимал, оно сушилось. Новая история этого места началась где-то в 2003 году. Сначала тянулась очень длинная эпопея с приобретением земельного участка, так как здание было получить легко, все пять семей согласились на продажу, но c землей была проблема. Но уже сейчас, к счастью, оформили все. Мы пытались практически все оставить так, как есть. На втором этаже разве что некоторые новые стены сделали. Здесь, до недавнего времени, еще очень пахло зерном.

Экологическая Велоусадьба хранит традиции Закарпатья и захватывает ими иностранцев, которые даже празднуют здесь горние свадьбы с соответствующим карпатским свидетельством. Алиса обустроила здесь небольшой «Инсектенотель» — отель для насекомых. Пока это только коробка, но вскоре в ней поселится несколько муравьиных семей. А еще хозяева подобрали однажды раненую сову и выхаживали, пока она не вернулась в лес. После нее здесь высоко под крышей остался дом, похожий на скворечник.

– Мы долго делали ремонт этого помещения. Долго, потому что я занимаюсь кучей вещей одновременно. Надо найти хирурга, чтобы извлечение шило из одного места, тогда я буду жить в велоусадьбе и заниматься только этим. Во время ремонта мы поставили на чердаке металлопластиковые окна. А потом я поняла, что здесь исчезли летучие мыши. Начала читать, как их вернуть. Боюсь этих животных, но не хотела бы нарушать экосистему. Пришлось выбить окна на чердак и пустить их туда жить снова. Крыс нет, потому что нечего есть. Но есть мыши. С той стороны, осенью порой приходит куница, которая ворует соседские куры, и они на меня обижаются. Есть много паутины, пауки, всевозможные насекомые, мы их выносим. Мы сделали отель для насекомых. Здесь все очень для природы, потому что сначала были они, а потом пришли мы, поэтому мы стараемся им не мешать. Здесь у нас на первом этаже приемный центр международных встреч. В Австрии, например, в таких зданиях, в фермерских домах, так же делают какие-то корчмы на выходные, и мы здесь предлагаем закарпатские гуляния, у нас тут до 50 человек, мы делаем лемковские свадьбы. Приезжают туристические группы, мы берем с них пару и женим туристов здесь, в народных костюмах, со всеми традициями.

Алиса рассказывает, что сюда почти не приезжают украинцы. Она, откровенно говоря, даже немного опасается отечественного туриста. Внутри велоусадьбы все на нескольких языках: английский и немецкий знают хорошо. Здесь можно взять велосипед, или, как здесь говорят бицигли, на прокат и проехаться живописными пейзажами Закарпатья.

– Моя свадьба была здесь, но так, в принципе уже привыкли люди, уже просятся. Мы здесь различные праздники проводим, и дни рождения. Был двухнедельный языковой лагерь летом. Фотографии, которые вы видите на стенах, это Лужанская долина глазами моих австрийских и немецких туристов. В Баварии и в Австрии фотоклуб получил первое место, поэтому их повесила здесь. Если говорить об украинских туристах — я немного их боюсь. У меня было много негативного опыта. Иностранцам можно оставить ключи и не переживать ни за что. А за нашими туристами надо надзор. Понятно, что не за всеми, но так показывает опыт. Я, скажем, боюсь что мне здесь что-то сожгут. Поэтому пока украинские туристы — это не моя целевая группа, я даже боюсь каждый раз, как они будут реагировать на наши матрасы на полу.

До сих пор некоторые люди считают эту идею сумасшедшей. Велоусадьба у Алисы на втором этаже, на первом же проводят свадьбы и встречи. Алиса с мужем Виталием, который не так давно вернулся из АТО, сопровождают велотуры, велогруппы, в основном немецкоязычные. В велоусадьбе можно посушиться, починиться, они говорят на четырех языках и мечтают, чтобы велотуристы чувствовали себя здесь комфортно.

– То что вы увидите наверху, в немецком языке называется «матраценлагер». Матрасы мы сделали так сознательно, потому что их можно переставлять, убирать, добавлять. Пока это 16 койкомест. Еще мы делаем здесь такие вечеринки. Поляки, чехи, немцы, австрийцы — им здесь очень нравится. А когда-то нас просто пригласили сопровождать велотур, мы тогда мало знали о велосипедах. Это было каких 6-7 лет назад. И с тех пор нас просто поперло. Это открыло во мне существо, которое ранее дремало, а муж вообще стал велофриком. Он теперь не может пройти мимо ни одного велосипеда, чтобы его подробно не изучить. Хотя продолжает работать охранником здесь, а летом в основном веломехаником для туристов. Сами же велосипеды мы сюда возим из-за границы, муж из них собирает, что попадет. Велосипеды «Украина» никто нам не отдает, потому что они по селам еще на ходу, эти железки просто неубиваемые.

Алиса и Виталий работают на несколько туроператоров в Германии, Австрии и Украины. К ним можно попасть и через «booking». А самые хитрые получают бесплатный ночлег через сети Couchsurfing и Warmshowers. Кстати, Warmshowers менее известное сообщество путешественников, где, собственно ищут друг друга только велосипедисты.

– Не помню, когда и как там зарегистрировалась, но сразу же начала приходить куча сообщений. Мы принимаем всех, кормим, оставляем на сколько надо. Вместо этого получаем суперкрутые истории, опыт, фотографии. Здесь был один парень из Коста-Рики, который приехал к нам на 90 день своего велопутешествия по Европе. Очень похудел, был истощен, откормился у нас и в знак благодарности устроил в Дубриничах для девушек курс сальсы, учил нас всех танцевать. Другой удивительный путешественник был из Швейцарии. Он уволился с работы, все продал, купил дорогущий велосипед, утварь и отправился куда глаза глядят. У нас оказался по дороге в Турцию, доехал! В снегу, велосипед с сумками по 25 килограмм. Такие истории нас очень вдохновляют, хочется двигаться дальше, не бояться. У каждого человека огромный потенциал, он просто не знает об этом.

На самом деле, Велоусадьба — прекрасный пример, как упрямство и уверенность побеждает тотальное неверие окружающих. Вместо нового зернохранилища, склада или лесопилки, здесь открылось социальная дело, что привлекает к сотрудничеству других жителей деревни и является важным пунктом, где ждут путешественников с деньгами или вовсе без.

Над материалом работалиТекст:Богдан ЛогвиненкоОператор:Дмитро ОхрименкоФото:Тарас КовальчукМонтаж:Мария ТеребусПеревод:Ирина Зубенко

7 марта 2017 11:05