Кто сдал Херсон? Как на самом деле велись бои за Юг

Share this...
Facebook
Twitter

Херсон и весь украинский Юг одним из первых принял удар российской армии и на момент публикации этого материала продолжает оставаться под временным контролем оккупантов уже больше пяти месяцев.

Ukraїner фиксирует героическую историю сопротивления херсонцев, которые не сдаются даже после вооруженных разгонов их таможенных митингов против оккупационной власти. Горожане делают всё возможное, чтобы не дать РФ захватить их город по методичке, которую страна-агрессор уже не единожды использовала для присвоения чужих земель. В этом материале вспоминаем, как развивались события в Херсоне и близлежащих селах с 24 февраля, и каким образом юг сопротивляется.

Территорию причерноморских степей между Днистром на западе и средним течением Волги на востоке когда-то называли Диким Полем. Однако, жизнь тут шла своим особенным, степным способом. Это было пространство, где аж до последней четверти XVIII ст. жили только кочевники, крымские татары и запорожские козаки, которые постепенно осваивали эти территории.

Уже тогда Российская империя на полную реализовывала свои хищные намерения касательно других земель. В ХVIII ст., выиграв российско-турецкую войну, она захватила Крымский полуостров. А также разработала план смены этнического состава населения Крымского ханства, которое на то время занимало всю территорию двух южных регионов современной Украины: Таврии и Причорноморья. На то время Российская империя имела две цели: “растворить” локальную идентичность жителей территории Приазовья и Таврии, (но исчерпав человеческий ресурс в войне царской России просто некого было туда отправить) и окончательно вытеснить оттуда козаков (Запорожскую Сечь Катерина II ликвидировала в 1775 году). Так из Крыма на Приазовье и Таврии оказались греки, армяне, грузины и болгары, которые начали жить вместе с частью козаков-запорожцев.

Огромную территорию нынешних Приазовья, Причорноморья и Таврии Российская империя называла Таврийской губернией, или Новороссией. Она просуществовала з нач. XIX ст. до первой пол. XX ст., и весь этот отрезок времени россияне укореняли бессмысленные мифы об этих территориях и украинцах. Например, что степные земли были освоены именно благодаря Российской империи или о “вызволении” крымских христиан из под влияния ислама.

220 лет — именно через столько времени российские оккупанты, которые в 2022 году пришли на территорию Украины через Крым, опять вытаскивают карту Таврийской губернии. Однако они не знают, или хорошо подзабыли, с какими свободолюбивыми украинцами им придется иметь дело.

До большого вторжения

2014 год, который стал переломным для всей Украины из-за вторжения РФ на территории восточных регионов, оккупации Крыма и Революции Достоинства, Таврия и Причорноморье тоже переживали непросто. Главными в контексте борьбы за проевропейский курс развития Украины стали события, которые предшествовали Революции Достоинства. Это “поход” на офис пророссийской “Партии регионов”, организованный местной властью “Антимайдан”, на которые добровольно-принудительно сгоняли работников бюджетных учреждений, попытка захвата сепаратистами Херсонской облгосадминистрации, которую отбила местная самооборона, и выборы нового мэра — Володимира Мыколаенка. Кстати, через 8 лет он попадет в плен к российским оккупантам, но во время съемок сюжета для так называемого телеканала “Известия” выскажет свою проукраинскую позицию, назвав Романа Шухевича героем. План создания Новороссии с Херсонской области и присоединения ее к РФ под эгидой “русского мира” провалился. На площади Свободы в центре Херсона бронзового Ленина сменила стелла Героев Небесной Сотни. Следующие годы люди в Херсоне и окрестностях жили своей обычной жизнью: развивали малый и средний бизнес, собирали урожай, расстраивали инфраструктуру и локальный туризм, занимались искусством. Правда, теперь их регион соседствовал не со свободным, а временно оккупированным Крымом.

22-23 февраля. Тучи чернеют

На контрольно-пропускном пункте “Чонгар”, размещенном на административной границе с Крымом, слышно артиллерийские выстрелы и видно мигание света со стороны полуострова. Позже окажется, что так российские пограничники хотели “предупредить” украинских, чтобы те бежали со своих позиций.

Движение через пограничный пункт прекращается РФ без уточнений причин. На материковую Украину следуют российские реактивные системы залпового огня (РСЗВ) и самоходные артиллерийские установки (САУ).

24 февраля. Полномасштабная война

03:45 — враг начинает одновременное движение через пропускные пункты “Каланчак” и “Чонгар”. Первыми принимают бой защитники юга, среди которых — 59-я отдельная мотопехотная бригада имени Якова Гандзюка, пограничная служба, разведка и другие подразделения ВСУ.

Ориентировочное время дальнейшего развития событий:

6:20 — российские военные наносят ракетный удар по международному аэропорту “Херсон” (село Чорнобаевка).

9:29 — бои в населенных пунктах Велыки Копани и Иваново.

11:30 — Антоновский мост: высадка российского десанта, начинаются бои за мост (северо-восточная граница Херсона).

Местный житель (имя не указано по причинам безопасности) рассказывает:

— Я вышел из дома проведать мать. На велосипеде доехал до рога [улицы], и в этот момент на уровне столбов ЛЭП (линий электропередач. — ред.) надо мной пролетело 5 российских вертолетов. Вдали было слышно авиацию, гремели артиллерийские установки. Я вернулся домой, потому что было страшно и абсолютно не понятно, что будет происходить дальше. В небе каждую минуту было видно разную авиацию.

25-28 февраля. Атака

Следующие несколько дней посёлок Антоновка находится под постоянным российским обстрелом, а бои за Антоновский мост не прекращаются, как и бои на Крымской трассе. Мост не единожды переходит от одной стороны к другой. Ценой сверхчеловеческих усилий защитников Херсона и близлежащих территорий он держится до 28 февраля, после чего попадает под окончательный контроль захватчиков.

Много оккупантов было ликвидировано под городом Олешки. Идут бои за Новую Каховку, местную ГЕС контролируют то ЗСУ, то оккупанты. На востоке региона оккупировано Геническ, войска РФ двигаются в сторону Бердянска.

01-04 марта. Российский террор

1 марта российские войска зашли в Херсон и Новую Каховку. Последнюю попытку остановить оккупантов делает территориальная оборона Херсона. Без любого оружия, кроме одного ручного противотанкового гранатомета (РПГ) и “коктейлей Молотова”, мужчины вышли навстречу танковой колонне оккупантов. К сожалению, все они погибли в Бузковом парке (его еще называют парком Нефтяников). Память о них играет очень важную роль в дальнейшем сопротивлении региона: их жертва не была напрасной.

Российские военные действуют очень жестоко: обстреливают жилые кварталы, расстреливают людей на улицах, устанавливают “мини-растяжки” перед входами в магазины, убивают всех, кто кажется им подозрительным.

Бойцы ВСУ вынуждены отступить от города, чтобы сохранить жизнь военных и гражданских. Оккупанты посещают горсовет и позволяют мэрии функционировать только при условии соблюдения их требований о сосуществовании горожан с российскими военными. Например, в городе ограничили движение автомобилей и могли в любой момент проверить содержимое багажника, горожанам запретили ходить больше чем по двое людей, а военные имели право остановить любого. Мэр города Игорь Колыхаев был вынужден принять условия российских оккупантов, однако своих обещаний они не придерживались и начинали гуманитарную блокаду города.

Вместо украинского телевидения транслировали российскую пропаганду, захватив местную телебашню. По убеждению захватчиков, это главное, что может заставить людей поверить в их версию событий. В этот же день на несколько часов исчезла мобильная связь: как выяснилось, в это время оккупанты снимали сюжет для своего телевидения о выдаче херсонцам гуманитарной помощи. Однако, горожане были с этим не согласны и даже без связи начали сопротивление: отгоняли от фур на главной площади единичных желающих получить эту показательную подачку. Пропагандистский сюжет не удался.

5 марта. Протест херсонцев

После того, как стихийный мирный протест против российской гуманитарки устоял, а связь возобновилась, херсонцы сделали героический поступок. Не смотря на прямую угрозу жизни и здоровью, самоорганизовались и вышли на многотысячную акцию против оккупационной власти. Люди несли флаги, кричали “Домой!” “Слава Украине!”, пели гимн и вытесняли собой российскую технику. Они показали всему миру, что сдаваться и ждать доброй воли от оккупантов не собираются.

Именно этот первый большой протест запустил волну митингов в других временно оккупированных городах и селах региона в Мелитополе, Геническе, Бердянске, Токмаке, Новой Каховке, Бериславе, Олешках, Скадовске и др. Это был толчок, который превратил когда-то не очень активный регион на очаг мощного сопротивления — буквального и информационного. Фото херсонца, который с флагом Украины выпрыгнул на вражеский БТР, облетело мир.

06-21 марта. Конец терпению

Херсонцы продолжают жить под девизом Vive la Resistance! (с фр. “да здравствует сопротивление”). Ежедневные протесты продолжаются не смотря на страх и понимание, что бойцы ВСУ всё еще не могут идти в контратаку. Всё чаще начинают пропадать люди. Их “пакуют” в авто на улицах или же привозят в их дома ночью и вывозят “на разговор”. Похищали журналистов, участников АТО, полицейских и волонтеров. Среди них оказался и настоятель церкви Пресвятой Богородицы Сергий Чудинович (отец Сергий), который отпевал погибших в Бузковом парке.

Сначала отец Сергий рассказывал, что российские военные с ним обращались нормально. Однако уже после эвакуации он смог объяснить, что говорить правду было опасно: на самом же деле его били, ему угрожали и принуждали к сотрудничеству.

Используя метод “кнута и пряника”, оккупанты от принуждения и запугивания переходили к уже известной роли “асвабадителей”: предлагали херсонцам гуманитарную помощь и лекарства, хотя сами же и устраивали гуманитарную блокаду региона. Вместе с этим военные РФ постоянно напоминали украинцам о том, что их якобы “кинули” и Херсон с его близлежащими селами “киевской власти” больше не нужны. Так, Наталия Поклонская, бывший прокурор АР Крым, сфотографировалась в камуфляже якобы на территории региона и рассказала о развозе российской гумпомощи, за получение которой людям, по ее словам, украинская сторона якобы угрожает поджогом домов.

Однако, запугивание не остановило жителей региона. Они сами поддерживали друг друга: развозили помощь самостоятельно, собирая остатки на складах и сопровождая до точки назначения единичные грузы, которые удавалось провозить с территорий Причорноморья, Запорожья и Поднипровья.

Победитель популярного телешоу “Мастер-шеф” Павло Серветник со своей командой Breadman собрали средства и бесплатно выпекали хлеб вместе с Херсонским хлебокомбинатом, пока была такая возможность.

Часть курей и яйца с наибольшей в Европе Чорнобаевской птицефабрики, которая в результате российских обстрелов работала без электроэнергии, работники раздавали людям, соседним фермам и сотрудникам предприятия. Из-за преступных действий РФ более 4 млн птиц погибли, а их тушки не смогли должным образом утилизировать.

Фото: WSJ.

Сопротивление местных сбивало россиян с толку. Каховский журналист Олег Батурин, который также побывал в плену, вспоминает в интервью “Новой газете”:

— После четвертого допроса они (российские военные. — ред.) открыли окно, а там в это время на площади Свободы происходил митинг, и он был просто грандиозный. Я почувствовал растерянность тех, кто меня допрашивал. Они говорили: “Мы пришли защищать этих людей, а они ходят и кричат что-то”.

Морально выдерживать такое унижение российские военные не могли и 21 марта перешли грань. Херсонская арткритик стала очевидцем этих событий. Утром она шла на день рождения друга и решила зайти за подарком. Проходя мимо митинга, попала на силовой разгон протеста:

— Начинается стрельба, взрывы, включается сирена… Понимаю, что надо бежать прямо в музей (Музей Современного Искусства Херсон. — ред.) — ближайшая точка. Там узнаю подробности: оккупанты написали на памятнике Героям Небесной Сотни “ВСУ — убийцы детей Донбасса”. Наши стали стирать эту надпись. Орки кинули свето шумовые и слезоточивые гранаты в людей и начали стрелять. Есть раненый, пока что нет подробностей, насколько серьёзно. Остальных били прикладами автоматов и ботинками, забрали трех протестующих (по официальным данным, пострадало четверо людей. – ред). Что ж, мы знали, что так будет.

Share this...
Facebook
Twitter
Share this...
Facebook
Twitter

21 марта – 30 апреля. Всё меньше кислорода

Российские военные словно звереют. Всё чаще прибегают к насилию и ограничивают свободы людей. Следующие мирные митинги херсонцев они снова и снова обстреливают. Протестующих без разбора бьют дубинками и применяют против них светошумовые гранаты. Оккупанты захватывают здание мэрии Херсона, снимают украинский флаг. Потом назначают новых руководителей области — местные называют их “гауляйтерами” — термином времен оккупационного режима Германии, которым называли руководителей административно-территориальных единиц. Новыми руководителями захватчики назначают коллаборантов: экс губернатора Херсонского горсовета Владимира Сальдо и никому не известного на то время Александра Кобеца. Рупором российской власти становится Кирилл Стремоусов — одиозный активист, который “прославился” своими пророссийскими и антивакцинаторскими высказываниями, анти украинскими митингами, организованными ещё в 2014 году, и даже убийством.

В это время медиа опубликовали первую информацию о кровавых преступлениях российских военных в Буче, Гостомеле и Ирпене. Это осложняло продвижение пропагандистского мифа про “асвабаждение от киевского режима”, поэтому оккупанты в Херсоне сменили стратегию. Они начали вести себя демонстративно дружелюбно и переспрашивали у местных: “Мы вас не обижаем, правда?”. Понятно, что надежды захватчиков на то, что херсонцы попадутся на это, были напрасными.

Также российские военные начали распространять листовки с оправданием своих действий и призывом прекратить сопротивление. Кстати, такие печатные информационные материалы их горе-побратимы использовали и в других регионах Украины.

В этот же период значительная часть населения самостоятельно эвакуировалась с региона — кто своим транспортом, а кто и пешком в ближайшие области, где безопаснее. Люди не могли дальше оставаться без денег, спокойно жить и работать, не боясь постоянных обстрелов и ограничений свобод. Отсутствие электрики, воды и газа, проблемы с поставкой продуктов и лекарств, — вот какой “русский мир” сделали оккупанты в Херсоне. Полностью безопасным (по личному опыту автора материала. — ред.) был маршрут через Крым в Грузию и дальше в Европу. Но далеко не все решались и могли им воспользоваться, поэтому часто выбирали дорогу через Снигуривку на Мыколаев или через Давыдив Брод на Кривой Рог. Это не была официальная эвакуационная дорога (никакого “зеленого коридора” на время публикации объявлено не было). Добирание до границы, где находились украинские военные, могло занять 6-10 часов, а на пути случалось более 10 блокпостов — и украинских, и российских.

Тем, кто собирался выезжать, разные источники и люди, которые успешно эвакуировались, советовали такое:

  • очистить телефон от переписок и фотографий, которые могут высказывать проукраинскую позицию;
  • на вопрос “Куда же вы едете, здесь же спокойно” отвечать: “К бабушке, в населенный пункт подконтрольной территории”;
  • с собой брать чипсы и сигареты, которые можно использовать как “валюту” для оккупантов;
  • прикрывать ценные вещи едой, на которую отвлекаются российские солдаты;
  • перекрыть проукраинские татуировки: девушкам — на видных местах, а парням — все (на блокпостах раздевали молодых людей);
  • прятать деньги в обшивку авто, но быть готовыми заплатить около 200 дол. за пересечение блокпоста;
  • не ругаться, не спорить и не грубить российским военным.

За нарушение этих правил российские солдаты грабили, били и похищали людей.

Не единичными были случаи, когда колонну машин не пропускали через блокпост или же использовали как “живой щит” для перевозки военной техники.

Похоже на то, что в это время “гауляйтеры” все активнее обдумывали разнообразные способы захвата украинских земель: в их медиа появлялись упоминания о референдуме о создании так называемой Херсонской народной республики (ХНР, название по аналогии к ДНР и ЛНР), референдум о присоединении к РФ, восстановление Таврийской губернии, которая существовала в XIX–XX ст. и т.д. Для реализации такого плана необходимы, в первую очередь, люди, поэтому захватчики решили никого не выпускать за пределы региона.

Запрет покидать Херсонскую область продолжался до 11 мая. В то же время собирали паспортные данные людей всеми возможными способами: в обмен на гуманитарную помощь, лечение, выезд в оккупированный Крым и любую другую услугу. Кроме этого, людей пытались задабривать: к 9 мая развешивали плакаты с приглашением на “фронтовые 50 грамм и кашу”.

В то же время оккупанты проводили усиленную деукраинизацию территории: демонтировали аллею Героев Небесной Сотни, гербы, надписи “Украина”, развешивали российские патриотические рисунки на стенах. И в это время в городе уже действовало украинское партизанское движение.

Партизаны

Нарастание опасности поставило под угрозу открытые протесты. Жители региона в основном заботились о выживании: добыть еду, лекарства, оформить документы, оплатить счета. Фермеры, которые вложили в свою продукцию силы и значительные средства, вынуждены продавать её дома за бесценок, чтобы заработать хотя-бы копейку. Если продукты не продавали так, их могли вывезти в оккупированный Крым бесплатно. Часть урожая оказывалась на обочине, потому что аграриев, которые отказывались от таких “возможностей”, оккупанты принуждали выбрасывать урожай просто под открытым небом.

Однако подпольное сопротивление жителей Херсона и близлежащих сёл не дает оккупантам оставаться спокойными. Всё чаще появляются плакаты и изображения на стенах домов с угрозами или патриотическими высказываниями, а кое-кто из врагов уже не просыпается утром. “Гауляйтеры”, после того как в марте партизаны ликвидировали российского коллаборанта Павла Слободчикова, начинают перевигаться по городу с охраной и в бронежилетах. Ночью в разных районах Херсона появляются листовки (пример 1, пример 2, пример 3), которые намекают остальным коллаборантам: такая судьба может постигнуть и их.

Share this...
Facebook
Twitter
Share this...
Facebook
Twitter
Share this...
Facebook
Twitter

Список тех, над кем совершили народное правосудие, пополнили нардеп (на момент совершения покушения) Алексей Ковалев, основатель ОО “Новая Русь” Дмитрий Савлученко, назначенный россиянами глава Чорнобаевской администрации Юрий Турулев и другие предатели.

Учитывая такое сопротивление, россияне прибегают к пропагандистскому “креативу”. На центральной площади Херсона организовывают фотовыставку, фотографии которой обвиняют Украину в убийстве детей на востоке на протяжении 8 лет и обстреле Донецка уже в марте 2022 года. Эта выставка проходит там же, где недавно разгоняли митинги, устраивали террор и запускали ракеты по Мыколаеву.

Однако, и это не помогает оккупантам добиться своего: в интервью французскому издательству France 24 в сопровождении российских военных кондуктор троллейбуса смело заявляет, что она за Украину и хочет, чтобы Херсон был свободным, как раньше. На собраниях учителей, организованных оккупантами, большинство отказалось сотрудничать и покинуло помещение. На поиски коллаборантов, которые могли бы заменить демократически избранную власть, идут месяцы. Иногда руководителей назначают без их согласия. Например, в Олешках новый так называемый мэр нашёлся лишь в конце мая.

В конце апреля в Херсоне началась акция ненасильнического сопротивления оккупантам “Желтая лента” — ленты желтого цвета развешивали на деревьях и поручнях, носили на рюкзаках и одежде, чтобы высказать свою проукраинскую позицию и несогласие с действиями оккупационной власти. Акция длится до сих пор. Так херсонцы поддерживают друг друга и держат линию культурного сопротивления.

Российские солдаты находят свои флаги выброшенными под ноги, агитационные материалы — сорванными, а пропагандистские вывески — зарисованными.

30 мая жители Херсона и сел в округе обнаружили, что вместо украинских мобильных сетей у них теперь российские. Это случилось из-за действий российских “сетевых специалистов”. На улицах предлагают SIM-карты в обмен на паспортные данные, а поставщики интернет-услуг вынуждены направлять трафик через РФ. В этот же день в центре города громкоговоритель сообщил, что Украина якобы отсоединила Херсон и близлежащие населенные пункты от сетей. Однако украинцы знают, кто на самом деле разрушает города и села, сознательно разрушая инфраструктуру. Так жители на временно оккупированных территориях учатся пользоваться VPN.

Путь к свободе

Методы оккупации территорий неизменны в РФ уже на протяжении многих лет. Порядок этапов может варьироваться, но суть всегда одинакова:

  1. ассимиляция военного контингента в жизнь гражданских людей для диверсионной деятельности;
  2. продвижение нарратива “вас кинули”;
  3. демонстративное предоставление гуманитарной помощи одновременно с блокированием ее на других территориях;
  4. тотальная русификация культурной жизни и быта;
  5. экономическая блокада: принуждение к сотрудничеству, угрозами и отсутствием альтернативных способов выживания;
  6. выманивание личных данных для проведения псевдореферендумов;
  7. замораживание внутреннего конфликта и использование его с целью дестабилизации ситуации.

Такой путь прошли все так называемые народные республики, созданные с помощью армии РФ с момента создания Приднестровской Республики в 1992 году. Это очень напоминает абьюзивные отношения — подавить волю и заставить жертву не противостоять насилию.

Все попытки захватчиков убедить украинцев на оккупированных территориях, что их власть и защитники их покинули на произвол судьбы, разбиваются о реальность. Прифронтовые города (Мыколаев, Кривой Рог, Запорожье) организовывают центры по приему беженцев, кормят, селят и помогают адаптироваться на месте. Волонтерские организации, например, «Котики-патріотики», ХерсОN, фонд «Захист» и др. ценой сверхчеловеческих усилий доставляют лекарства, продукты и средства гигиены на территорию временно оккупированных Херсона и близлежащих населённых пунктов. И вместе с местными жителями ждут возвращения украинского флага над мэрией Херсона.

Конечно, много событий и имен героев станут известны после победы. А сейчас жители юга каждый день сопротивляются оккупантам, на отдавая без боя ни один кусочек своей земли.

Над материалом работали

Автор проекта:

Богдан Логвыненко

Автор:

Елизавета Вовченко

Шеф-редактор:

Аня Яблучна

Редакторка:

Катерына Легка

Бильд-редактор:

Юрий Стефаняк

Контент-менеджер:

Катерына Юзефык