Россияне Украины. Молокане. Кто они?

Share this...
Facebook
Twitter

Староверы, старообрядцы, или раскольники, начали селиться на украинских землях ещё с началом реформы Российской православной церкви в XVII веке. Они иначе трактовали христианство и имели ряд течений, которые постепенно получили сотни тысяч последователей. В Украине самыми распространёнными сообществами староверов являются липованы и молокане. Молоканское сообщество возникло в XVIII веке в Тамбовской и Владимирской губерниях Российской империи. В 1820-30-х годах первые молокане уехали, а остальные были уже принудительно выселены с родных земель на Приазовье, где они основали ряд поселений и компактно проживают по сей день.

Молокане — те, что употребляют словесное молоко, то есть читают Священное Писание. Так они объясняют название своего духовного христианского сообщества, которое появилось в Тамбовской и Владимирской губерниях Российской империи в XVIII веке. Тогда император Пётр I ограничил власть православной церкви и создал Духовную коллегию, которая контролировала действия духовенства. Ослабление церковного влияния позволило людям самостоятельно читать и толковать Библию. Разнообразные трактовки Священного Писания вызвали появление новых духовных сообществ: хлыстов, скопцов, молокан, духоборов, субботников и прочих. Так Российская империя неожиданно для себя воспроизвела западноевропейскую Реформацию.

На дворе был 1823 год. Православные негативно относились к новообразованным христианским сообществам, которые отказывались от традиционных церковных таинств, например, крещения и причастия, не признавали церковную иерархию и иконы. В правление российского императора Александра І, который был сторонником свободы вероисповедания, молокане имели возможность выехать (фактически убежать) на земли тогдашней Таврической губернии (сейчас — Приазовье). Там они строили новые молоканские поселения, не опасаясь осуждающих взглядов российского духовенства. А уже через пару лет — в 1825-м — новый император, Николай І, принудительно высылал молокан на тогда ещё малозаселённый юг современной Украины, чтобы их вероучение не распространялось по империи.

Молоканские семьи остановились в болотистой местности, где перед тем короткое время жили другие староверы — духоборы. Они тоже отказывались от традиционной церкви, а вместо Библии изучали сборник псалмов и историй “Книга жизни”, составленный лидерами сообщества.

На Приазовье молокане основали посёлок Нововасильевка, который назвали в честь первопоселенца и главы местной молоканской общины Василия Чернова. С тех пор они активно развивали посёлок, переезжали туда уже большими семьями, возвели школу и дом для традиционных воскресных духовных собраний.

Нововасильевка. Старожилы

Потомки старых молоканских родов хранят историю Нововасильевки вплоть до деталей. Кроме семьи Василия Чернова, в воспоминаниях местных старожилов часто всплывает личность Василия Мазаева, который прославился не только в родном посёлке. Он известен тем, что занимался овцеводством и вывел породу овец, которую весь мир знает как мазаевскую.

Василий Мазаев оставил после себя здание, которое с 1860 года служило молоканской общине молитвенным домом, в советское время — клубом, а впоследствии — помещением партийного районного комитета. Сейчас в этом здании работают взрослая и детская библиотека с краеведческим уголком, где собрана литература о молоканах на Приазовье и старые фотографии Нововасильевки.

О жизни первых молокан на Приазовье рассказывают их внуки и правнуки. Леонид и Любовь Петраковы происходят из рода, перекочевавшего из российского города Рыбинска Ярославской области в Мелитополь, а дальше — в Нововасильевку. Леонид, старший из детей, лучше всех помнит рассказы о том, как Петраковы обосновались в деревне:

— Когда они (родственники. — ред.) приехали сюда, здесь не хватало мастеров по обработке кожи. Были каменщики, плотники, а скорняков не было. Они знали, как дубить кожу, построили кожевенный завод, была своя шорня (мастерская по изготовлению изделий из кожи. — ред.). Шили шубы, шапки, кожухи, сбрую, одевали царя-батюшку. Двадцать два рабочих было в шорне. Кормили хорошо, одевали, обували всех работников.

Воспоминания Леонида прерывает его сестра Наталия Попова (в девичестве — Петракова. — ред.), чтобы рассказать, как в те времена брали работников на кожевенный завод:

— Какой едок был — такой и работник. Вот сажают человека, который нанимается на работу. Ему наливают борщ или ещё что. И смотрят, как он ест. Если ест плохо, то хозяйка уже шепчет хозяину: “Поел плохо. С него толку не будет”.

В конце ХІХ века в Нововасильевке появляются также кирпичный и черепичный заводы, мельница с газогенераторными двигателями и разнообразные мастерские. Вместе с промышленностью развивалось и сельское хозяйство. На каждого человека в семье давали по две десятины (примерно два гектара. — ред.) земли. Так как молоканские семьи имели много детей, они должны были обрабатывать и много земли.

Татьяна Куцова, чьих предков по приказу императора Николая І выслали из Владимирской губернии на Приазовье, утверждает, что молокане всегда были отличными садоводами и земледельцами. Многие из нынешних жителей Нововасильевки позаимствовали эти способности от предков:

— В первую очередь молокане — это земледельцы, скотоводы, животноводы, пчеловоды и садоводы. Например, местный житель Евгений Жмаев сейчас занимается тем, чем занимались когда-то его предки. У него шикарные сады. Все потомки молокан Жмаевых и Голубевых стали фермерами.

Молоканские семьи жили большими островками. Когда дети создавали собственные семьи, то строили дом рядом с родительским. Работы всем хватало, но молокане гордились тем, что им удалось обустроить оазис на пустыре. С приходом советской власти их большие хозяйства превратились из объекта гордости в объект презрения. В 30-е годы ХХ века Нововасильевка, как и остальные сёла на Приазовье, страдала от раскулачивания. Каждый местный молоканин имел хотя бы одного родственника, который в те времена подвергся репрессиям. Семья Леонида Петракова — не исключение.

— Всех Петраковых выслали в Караганду, на Соловки. Тётя Фрося рассказывала, что её с мужем и сыном Ваней высадили из поезда на снег, и он (сын) так в санях и замёрз. Они натянули какую-то палатку и топили день и ночь хвоей, чтобы самим не замёрзнуть. Вот так. Потом дядя Пётр и тётя Фрося сбежали из ссылки под чужой фамилией. Так они и выжили. Все остальные погибли в ссылке.

Share this...
Facebook
Twitter
Share this...
Facebook
Twitter
Share this...
Facebook
Twitter

Советская власть запрещала одну из самых важных частей духовной жизни молокан — собрания. Каждое воскресенье они собирались в молитвенном доме дважды в день и читали вместе Священное Писание, пели псалмы. И хотя их место собраний не было похоже на традиционную церковь с куполами и иконами, а вера отвергала обряды крещения и причастия, молокане чувствовали угрозу, поэтому тайно собирались в частных домах. По рассказам Любови Фефеловой, это очень повлияло на следующее поколение молокан.

— Нам в советское время уже этого (собраний. — ред.) не прививали. Родители наши ещё ходили на собрания, потому что отец у меня 1908 года, а мама — 1913-го. А я родилась в 1951 году, мы уже были советскими детьми, ездили по (пионерским) лагерям. Собраний у нас уже не было, всё менялось.

Сегодня в Нововасильевке традиционно проводят воскресные собрания. Только ходят туда около 30 молокан, в основном — пожилые люди, для которых эта традиция не прерывалась. В селе есть также действующая баптистская церковь, в которую перешли несколько молокан. Основное различие между двумя духовными общинами — обряд хлебопреломления, или же причастия, которому баптисты, в отличие от молокан, следуют. С недавних пор в посёлке появилась также греко-католическая церковь, но большинство молокан, родившихся в советские времена, выбирают православную, хоть сами они и некрещёные.

Татьяна Куцова, как и Любовь Фефелова, собрания духовных молокан-христиан никогда не посещала, поэтому эту традицию следующим поколениям передать уже не сможет. Зато в 2006 году несколько молокан, в числе которых была и Татьяна, основали культурное сообщество “Русь” с целью возродить традиции молоканства, популяризировать эту культуру и передать её детям. Татьяна стала его главой.

Русский дом

Со временем к товариществу присоединились и другие жители Нововасильевки. Сообща решили создать музей, где собрали всё об истории села и молоканской культуре. Под музей арендовали старый дом, возведённый в 1864 году местным промышленником Калмыковым, который владел мельницей с газогенераторными двигателями. Татьяна рассказывает, как они спасали здание исторического значения от разрушения:

— Это дом сначала построили для проведения молодёжных молоканских собраний. Сюда приходила молодёжь 18-25 лет на богослужение. Когда его хотели разрушить и распродать на строительные материалы, мы обратились в сельский совет с просьбой сдать нам его в аренду. Таким образом мы решили тут открыть музей.

В отремонтированное здание односельчане приносили предметы быта, которыми пользовались ещё их предки. Кроме бытовых вещей, приносили и художественные работы. Картин местных мастеров было достаточно, чтобы открыть целый выставочный зал. Так в Нововасильевке появился музей быта первопоселенца “Русский дом”.

— Здесь не только живопись, здесь есть и графика, и вышивка, и петриковская роспись. Наш односельчанин Сергей Симонов закончил училище народных ремёсел в селе Петриковка. И сейчас он наших молоканских деток учит росписи.

Share this...
Facebook
Twitter
Share this...
Facebook
Twitter
Share this...
Facebook
Twitter

На стенах висят картины бывшего руководителя и учителей местной художественной школы. В музее часто проводят экскурсии для учеников, в частности местной школы “Гармония”, которой молокане очень гордятся. Они издавна уделяли особое внимание образованию. Каждый учился писать и читать с помощью Библии. Именно поэтому следующей после жилых домов в посёлке построили школу.

За выставочным залом — самая интерактивная комната в музее — бабушкина. Прежде чем войти в неё, Татьяна задаёт детям лингвистический вопрос:

— Какая уменьшительно-ласкательная форма слова “комната”? Ну они, конечно, мне говорят: “КОмнатка”. Я отвечаю: “А молокане говорят: комнАтка”.

Самому старшему поколению всегда выделяли уютную, тихую комнату в конце дома, подальше от бытового шума и громких празднований. На бабушкиной кровати обязательно была перина, несколько больших подушек и думочка (маленькая подушка под щёчку). Дети проводили много времени в бабушкиной комнате, поэтому в большом деревянном сундуке всегда хранились конфеты или кусочки сахара.

Share this...
Facebook
Twitter
Share this...
Facebook
Twitter

Добрососедский чай

В последнем зале музея всегда вкусно пахнет и звучит весёлая песня. Здесь принимают гостей. Молокане дружат с жителями соседних многонациональных сёл, среди которых болгары, албанцы и греки, и часто приглашают их на тёплые встречи за чаем. Традиционные посиделки превратились в фестиваль “Добрососедский чай”, которому уже шесть лет.

— Национально-культурные общества, созданные на территории Приазовья, приезжают к нам в гости. Мы вместе собираем этот чай. Албанцы привозят высушенные цветы ноготков, болгары привозят чайную розу, мы сушим ромашку и липу — вот и получается чай. Летом готовим. В декабре собираемся, пьём чай, веселимся. Поём болгарские песни, танцуем хоро (национальный болгарский танец-хоровод. — ред.), с молдаванами и албанцами общаемся.

Молоканское чаепитие не проходит без традиционных лакомств: блинцов и рваных пышек. Блинцами молокане называют тоненькие блины, приготовленные на молоке. Хозяйки точно знают, что из литра молока выйдет 53 блина, но мастерства достигает та, у которой получается приготовить 64 тонюсеньких блина. После того как их испекли на сковороде, блины складывают друг на друга, заливают сметаной и отправляют в духовку.

“Круглые, как солнце” рваные пышки молоканки готовят на кефире и тоже жарят на сковороде.

— Пока они горячие, нужно их быстро разорвать на кусочки разного размера и кинуть в керамическую макитру, на дне которой уже лежит сливочное маслице. Пышки выкладываются слоями, а сверху тонут в домашней сметане. Они такие мягенькие, воздушные, вкусные, за уши не оттащишь!

Share this...
Facebook
Twitter
Share this...
Facebook
Twitter
Share this...
Facebook
Twitter

Молоканская лапша

Но больше всего молокане любят домашнюю лапшу. Нововасильевские женщины готовят её на яйцах и муке, без соли и воды. Главный секрет молоканской лапши — не в ингредиентах, а в самом процессе приготовления, который сохранился в селе с незапамятных времён.

— В руках — скалка, доска, ножик. Всегда знаю, в какой двор к кому идти. Приносят яйца, приносят муку, и хозяюшки приступают к работе. Обычно тесто замешивала одна женщина, постарше, потому что у неё больше опыта. Одни руки тесто замесили, а другие уже раскатывают.

Идеальную толщину раскатанного теста проверяли по скатерти стола. Если через тесто видно орнамент скатерти, тогда оно готово к следующему этапу. Далее тесто складывают в несколько слоёв и нарезают тонкими полосками, затем высушивают. Лапшу подают с мясом. Молокане предпочитают птицу, ведь их вера не позволяет употреблять свинину.

Из того же теста, что и лапшу, молоканки делают стружки — сладкие кольца, посыпанные сахарной пудрой. Приготовление теста издавна служило испытанием для будущих хозяек:

— Кто приводил невестку или дочь (а особенно если дочь не замужем), то бабы старые сразу смотрели, как она руки ставит, как катает (тесто). Потом уже, за обедом, сидели и её умения обсуждали.

Благодаря активной гражданской позиции приазовских молоканок их блюда стали символом добра и помощи. В первые годы войны с Россией на Востоке Украины через Нововасильевку проезжали колонны украинских военных. Любовь вспоминает, как она и её подруги старались поддержать ребят:

— Мы участвовали во всех акциях: собирали продукты, одежду, пекли по 600 пирожков в день. Когда здесь стояли наши ребята, днепропетровские артиллеристы, мы собирали для них еду.

Молоканки самостоятельно организовывают благотворительные акции. Четвертый год подряд в первый день Масленицы женщины проводят акцию милосердия. Они готовят свои знаменитые блинцы и едут в больницы поздравить всех с приходом весны. Считают, что таким образом возрождают старый славянский обычай:

— Первый блин отдавали птицам и нуждающимся: бедным, сиротам, немощным.

В Нововасильевке отмечают также День урожая. Односельчане прибирают территорию вокруг “Русского дома” и готовят зал к благотворительному обеду. Все желающие приходят угостить лапшой и борщом. После обеда активисты и активистки развозят еду нуждающимся.

Пение. “Райская птица”

Одной из давних молоканских традиций является пение псалмов. Такие произведения считаются одними из самых трудных для исполнения частично из-за того, что их никогда не записывали и не пели по нотам. Старшее поколение передавало их по памяти младшему до времён Советского Союза. Любовь Фефелова сожалеет, что, будучи ребёнком, не переняла эти знания от матери. Она научилась пению псалмов спустя много лет, когда начала петь в ансамбле “Райская птица”.

Псалмы
Лирические молитвенные песни, которые исполняют во время праздников, обрядов и чествования трагических событий.

— Мы расписывали псалмы на листочке А4 по строкам, по звукам: тут точка, тут тире, тут восклицательный знак, тут тянуть, тут не тянуть. Потом старые садятся и поют совсем по-другому. Ка-ра-ул! И так, потихоньку-потихоньку, мы к ним привыкли, а они — к нам, и начали учить псалмы и старые молоканские песни.

Ансамбль создали в 2008 году члены общества “Русь” и назвали в честь одноимённой песни, ставшей их визиткой.

Выучив старые молоканские песни и псалмы, “райские птицы” начали посещать местные и международные фестивали. Самой большой гордостью для них стало участие в международном фольклорном фестивале “Троицкие хороводы” 2011 года в Орловской области России, где они представляли Украину.

Кроме духовных, ансамбль поёт украинские и российские народные песни. В репертуаре даже есть двуязычные произведения, где в одном куплете поют “на городі огірочки”, а в другом уже — “в огороде лук зелёный”.

С началом российско-украинской войны ансамбль прекратил поездки в Россию, хотя их снова приглашали на фольклорный фестиваль. Они часто ездят по Приазовью и поют вместе с представителями других национальных сообществ региона. С болгарами поют болгарские песни, с молдаванами — молдавские. Сейчас ансамблем руководит Любовь Фефелова, которая сама происходит из многонациональной семьи.

— У нас старший зять был болгарин, невестка — молоканка, дальше у нас есть ростовский казак из Семибалок Ростовской области, мой муж — приазовский грек, и у младшей сестры муж с Урала.

Нововасильевские молокане радуются такому этническому многообразию края и считают Украину своей родиной. Их Украина — это Нововасильевка.

Над материалом работали

Автор проекта:

Богдан Логвыненко

Менеджерка проекта:

Уляна Гентош

Автор:

Даша Титарова

Редакторка:

Евгения Сапожныкова

Корректор:

Ольга Щербак

Продюсер:

Ольга Шор

Фотограф:

Юрий Стефаняк

Сергий Коровайный

Оператор:

Максым Завалля

Сергий Розов

Режиссёр:

Мыкола Носок

Бильд-редактор:

Катя Акварельна

Транскрибатор:

Свитлана Борщ

Галына Резникова

Оля Стулий

Мария Петренко

Алина Кондратенко

Даша Титарова

Уляна Гентош

Контент-менеджер:

Илона Баденко

Переводчик:

Инна Чайко

Редактор перевода:

Ольга Щербак

Следи за экспедицией