Share this...
Facebook
Twitter

Село Петриковка известно благодаря одноименному виду народной живописи — петриковской росписи, или петриковке. Раньше ею расписывали жилища, музыкальные инструменты, предметы быта. Сейчас же элементы росписи можно увидеть на разнообразных вещах, а сама петриковка стала одним из узнаваемых и известных в мире символов Украины. Петриковская роспись в 2013 году была внесена в Репрезентативный список нематериального культурного наследия человечества, который ведёт ЮНЕСКО. Десятки художников продолжают создавать уникальные узоры, пользуясь при этом традиционной технологией изготовления кисточки, которая называется тут «котячка».

В Петриковке культурно-художественный бэкграунд ощутим повсюду. Село не только сохранило свою художественную традицию, но и продолжает её развивать. Оно и по сей день является центром народной культуры. Тут действует Центр народного искусства «Петриковка», куда приезжают отовсюду, чтобы поучиться художественной росписи и пообщаться с носителями традиции — мастерами.

Путь каждого мастера к искусству петриковской росписи — особенный. У кого-то в роду были художники, а кто-то увидел в петриковке своё призвание. К первым принадлежит мастер петриковской росписи, директор Центра народного искусства «Петриковка» Андрий Пикуш. Он происходит из рода художницы Тетяны Паты, которая научила петриковской росписи целое поколение мастеров:

— Моя бабушка, мама моего отца, была двоюродной сестрой Тетяны Якымовны Паты. Это был мой детсад — в то время детских садиков не хватало. Так, идя к своей сестре, она и меня туда за руку тянула. И вот я с каких-то там двух годиков уже видел это рисование, ну и ясно, что оно меня пронзило, как током, своей энергией. Я всегда видел новые работы в её доме, восторгался ими и мечтал рисовать.

Наталия Рыбак тоже познакомилась с искусством петриковки ещё в детстве, увидев расписную шкатулку, изготовленную на фабрике петриковской росписи «Дружба», которая в советское время массово выпускала сувенирную продукцию.

— Это был просто восторг! Это была дружбовская шкатулка, и я была просто — ах! Да это такое восхищение, боже, это сказка! Невероятно. Мне ужасно захотелось рисовать ещё в детстве, но как-то не получалось. А потом, в школе, повезло, что было производственное обучение, и там я начала рисовать.

Мастерица Галына Назаренко раскрытием своего таланта обязана маме:

— Это заслуга мамы, потому что она мечтала рисовать, но не смогла, потому что после войны бедно было, не было за что рисовать. И эти свои мечты она воплотила во мне. Когда я была маленькая и рисовала в альбоме карандашами, она сидела около меня. А уже потом, когда я захотела пойти учиться, она всегда поддерживала меня. Сейчас ей 80 лет, и она до сих пор поддерживает. Если муж иногда сердится, говорит: «Вот опять куда-то едешь!», то она до сих пор говорит: «Езжай, это нужно».

Традиция

Традиционно петриковской росписью украшали дома: стены внутри дома и снаружи, особенно вокруг дверей и окон. Так же, как и вышивка на сорочке, роспись, считалось, оберегает от всего плохого. Позднее орнаменты мигрировали на предметы быта — сундуки и другую мебель, музыкальные инструменты. Когда бумага стала доступной для селян, петриковские мастерицы стали рисовать «малёвки» на белом фоне, которые можно было наклеить на белую стену.

Есть несколько основных элементов петриковки, которые делают эту декоративную роспись узнаваемой. Например, все цветы являются фантастическими, то есть в природе нет точных их аналогов. Своеобразной эмблемой росписи стала «луковка». Этот элемент имеет такое название потому, что напоминает отпечаток луковицы, разрезанной пополам. В центре Петриковки есть даже памятник «луковке». Другим элементом-цветком является «кучерявка», которая имеет своеобразный закрученный гребешок. Особый элемент петриковки — «петушинье». Это тонкие линии, которые, по словам самих художников, придают росписи определённую прозрачность и невесомость.

Не только растительные, но и животные и антропоморфные элементы присутствуют в петриковке, хотя на самом деле всё зависит от мастеров. Наталия Рыбак говорит, что «птицы, рыбы и кони» — издавна используемые элементы петриковки. Человеческие фигуры появились позднее.

— Сейчас же и людей никто не рисует, а если рисуют, то, знаете, — такие изящные дамы. Настоящая девушка должна быть такая широченькая, идёт — земля гудит, и чтоб огород вскопала, и корову выдоила. А что эта кукла Барби, которая сидит на диете и у которой плохое настроение, потому что на диете?

Share this...
Facebook
Twitter
Share this...
Facebook
Twitter

Не только мотивы, но и инструменты, которыми создаётся петриковка, чрезвычайно важны в сохранении традиционности этого искусства. Самым простым и доступным является рисование пальцем. Цветы, ягоды калины — всё это можно изобразить, лишь окунув палец в краску и оставив отпечаток на бумаге. Инструмент, которым мастера особенно гордятся, – это кисточка из кошачьей шерсти, или «котячка». Галына Назаренко объясняет, что мех кошечки особенно эластичный, и такой кисточкой можно нарисовать как обычные, так и самые тонкие линии для «петушинья».

— Пробовали делать кисти и из [шерсти] волка, и из зайца, беличьи щётки — всё не то. А вот кошечка — то что нужно.

Share this...
Facebook
Twitter
Share this...
Facebook
Twitter
Share this...
Facebook
Twitter

Кстати, есть много мнений относительно того, из шерсти какой кошки получаются наилучшие кисти (да, именно кошки, а не кота). Наталия Рыбак подчёркивает, что очень важно провести серьёзные дипломатические переговоры с кошечкой, чтобы она согласилась и не царапалась, и только потом можно отрезать немного шерсти. Предпочтение отдаётся простым, беспородным дворовым кискам. Наилучшая шерсть для кисточки — под лапкой и на шейке. Потом её складывают отрезанными кончиками к отрезанным, а острыми – к острым, приматывают простой ниткой к палочке — и кисточка готова. Чем старее кисточка, тем больше она «отработанная» и потому ценнее.

Сами художники видят связь петриковской росписи со стремлением человека к познанию мира вокруг себя. Андрий Пикуш считает, что в петриковке кроется глубокий смысл, который до сих пор не раскрыт:

— Задолго до [появления] науки народ ещё тысячи лет тому назад понимал те уникальные законы жизни и развития космоса и те законы, которыми руководствуется всё живое на Земле. И воплотил их как письмена, как знаки, как символы именно в народном творчестве. Это касается как вышивки, так и керамики, так и резьбы по дереву, так и росписи. Я думаю, что придёт время и будут наши дети и внуки защищать кандидатские и докторские диссертации и раскроют смысл — необыкновенно глубокий, вот этот космогонический смысл этого искусства.

Эту же параллель — между гармонией
человека и природы в жизни и в искусстве — проводит и Наталия Рыбак:

— Человек не главный, главная природа. А люди считают, что они главные и могут делать, что захотят. Нет, это неправильно.

История

По местным преданиям, Петриковка основана в XVII столетии козаком Петриком как козацкое зимовье. Есть и версия, что основателем был сам Петро Калнышевский — последний кошевой атаман Запорожской Сечи.

Наталия Рыбак рассказывает:

— Здесь зимовали козаки, а раз они зимовали, значит население катастрофически росло, и поэтому пришлось построить новую церковь, потому что старая просто физически не вмещала людей. Большое очень село начинает поглощать окрестные, потому что ну очень разрослось. Очень много мастеров было. К сожалению, совсем пропало у нас ткачество. Ткали. Нет мастеров. Рогозоплетение. Вон речка, Чаплынка — рогоза полно, а мастеров нет. Осталась петриковская роспись, вытынанка — слабенькая. Вытынанка (разновидность украинского прикладного декоративного искусства. «Вытынать» — значит «вырезать» — прим.пер.). Вырезанные ножницами из бумаги узоры, образы, орнаменты, фигуры, пейзажи и пр.) тоже сильная была когда-то.

В 1936 году народный художник и учитель Олександр Статыва создал в Петриковке школу декоративного рисования, где желающие могли учиться петриковской росписи. В 1950-х на базе артели вышивальниц «Вильна селянка» («Свободная крестьянка») открыли цех подлаковой росписи, который впоследствии перерос в фабрику «Дружба». На фабрике изготавливали сувенирную продукцию, украшенную петриковской росписью, которую потом экспортировали почти в 40 стран мира. Однако условия труда и сама идея индустриализации народного искусства была художникам не по душе, объясняет Андрий Пикуш:

— Меня не удовлетворяли условия, когда петриковку загоняли на конвейер.

Именно в то время в росписи начали применять чёрный цвет, ранее не присущий традиционной палитре этого стиля. Говорят, что, возможно, это было спланированное вкрапление российских народных традиций художественной росписи — хохломской и жостовской. Андрий Пикуш провёл собственное исследование относительно происхождения чёрного цвета в петриковке. По его мнению, огромную роль мог сыграть человеческий фактор: петриковские художницы позаимствовали определённые элементы похожих российских традиций и начали их использовать в своих работах.

Впрочем, советская политика унификации и размывания украинских культурных традиций не уничтожила петриковку. Галына Назаренко радуется, что её знаменитому селу удалось сберечь самобытное художественное направление:

— В советский период уничтожили все росписи. В каждом регионе была своя роспись, просто нам повезло — у нас сохранилось. На каждом этапе кто-то находился, кто её сохранял.

Современность

Петриковская роспись, как и любой вид искусства, не стоит на месте. Она развивается и реагирует на события и запросы сегодняшнего дня. Мало кто теперь разрисовывает стены жилья красочными цветами (хотя случаются и такие заказы!) — петриковка постепенно переходит в новое измерение. Галына Назаренко считает, что петриковская роспись имеет все шансы стать полноценным галерейным искусством международного уровня.

— Петриковка не должна быть такая, как в старину, она же должна развиваться и двигаться вперёд.

Галына объездила с персональными выставками чуть ли не весь мир. Только на протяжении 2018-го художница имела четыре выставки за границей, а пятая, в Украинском институте в Нью-Йорке, состоялась без её участия. Она видит в этом акт культурной дипломатии, когда Украина ассоциируется у людей с народным искусством, а не только с политическими событиями.

— Это имидж. Вы понимаете, за рубежом не интересна Украина как война, к сожалению. Это НАМ болит. Им оно не болит. Но нужно заботиться о хорошем имидже Украины за границей. И петриковка — это то, что можно показать с хорошей стороны, с позитивной. Это я и делаю.

После встречи со знакомым волонтёром у Галыны Назаренко появилась идея нового проекта — «Мамай из гильз», когда на основе её картины будет создана новая работа с образом фольклорного козака, где материалом станут гильзы, привезенные волонтёрами и воинами с фронта.

— Когда приехали ко мне знакомые из Америки, которые коллекционируют петриковку, к ним приехал волонтёр Юра Фоменко. Он ведёт блог про Мамаев. И так мы с ним познакомились, хотя он сам из Днепропетровска; а потом он пошёл на войну и как-то говорит: «Галя, пришли своего Мамая». Как раз у меня вернулась выставка из Франции, и там был небольшой Мамай. Приехал Юра с войны и привёз этого Мамая, чтобы я ему подписала, и говорит: «Ты ж мне передала и не подписала. Пока он висел у нас на 43-м блокпосту, у нас ни одного погибшего не было».

Андрий Пикуш рассказывает, что художники Центра народного искусства «Петриковка» подготовили выставку из более чем 200 произведений, которая объехала около 50 стран мира в рамках этого проекта. Тем не менее петриковская роспись становится открытием для многих не только за рубежом. Дома искусство тоже приобретает новые смыслы.

Share this...
Facebook
Twitter
Share this...
Facebook
Twitter
Share this...
Facebook
Twitter

Петриковская роспись объединяет историю, традицию и современность. Художники соглашаются, что хоть петриковка и является символом украинского народного искусства, но в то же время она имеет большой потенциал для инновационного использования. Современное переосмысление петриковки происходит прямо у нас на глазах: популярными становятся принты на футболках, свитшотах, сумках. Орнаменты петриковки украшают капоты авто и мобильные телефоны, их всё больше используют в дизайне, на посуде и предметах быта.

Мастера петриковской росписи должным образом воспринимают изменения и вызовы современности, продолжая традицию и популяризируя её своим творчеством. Каждый из них чётко видит своё место и свою задачу в сохранении и развитии этого искусства. Сохранении его именно дома, в Украине. Ведь за красотой не обязательно ехать куда-то далеко, говорит Наталия Рыбак:

— В 93-м был у меня очень интересный опыт: я полгода была в Канаде. Пусть будет плохо — я буду дома. Я не могу, я просто настолько люблю свою землю, людей и работу. Нужно менять себя, ломать через колено свои привычки, подстраивать себя под ту страну. Почему, если у нас всё такое хорошее? Зачем менять всё? И обычаи прекрасные, и люди чудесные.

На вопрос, чем для них является петриковская роспись, они в один голос отвечают: «Это моя жизнь». Наталия Рыбак объясняет:

— Это моя жизнь и причём неотъемлемая такая составляющая. Если я долго не рисую, я просто болею. Это просто невозможно. Работа художника очень интересная и похожа на карьеру спортсмена: если вы тренируетесь — вы выдаёте рекорды, а если вы не тренируетесь — у вас ничего не получается.

Народное искусство — это то, что всегда объединяет, вдохновляет и мотивирует. Наталия Рыбак считает, что петриковку, как искусство, стоит распространять среди людей.

— Людям не хватает этой гармонии. Я думаю, что эта работа нужна, обязательно. И наш народ и любит эту красоту, и стремится к ней, и хочет видеть, и сами хотят рисовать. Так что, я думаю, у меня очень много ещё работы. Нужно привлекать к рисованию всю Украину!

— Пока что петриковская роспись продолжает жить, борется, но глубоко никто не копает. Потому что, как вы думаете, петриковская роспись это что — птицы и цветы? Представьте себе: рыбы, птицы, кони, народная картинка. Это такое широкое демократическое явление, что ого-го, а все ж думают, что только цветочки. Всемирно известная петриковка — в принципе — всемирно неизвестная, потому что глубоко никто не копает. Поэтому вам карты в руки — ищите. И настоящей петриковки очень мало сохранилось.

— Долгими зимами, когда я сижу дома и работаю — это те «витамины», которые дают мне вдохновение и настроение; и путешествовать я очень любля и хочу, и большие планы до сих пор, но всё равно, если можно так как-то назвать мою работу (не работу, а жизнь), то жизнь — в стиле джаз, сплошная импровизация.

при поддержке

Над материалом работали

Автор проекта:

Богдан Логвыненко

Автор:

Ирына Волошина

Редакторка:

Наталия Петрынська

Корректор:

Ольга Щербак

Продюсер:

Ольга Шор

Фотограф:

Юрий Стефаняк

Фотограф,

Оператор,

Звукорежиссёр:

Павло Пашко

Сценарист:

Карына Пилюгина

Режиссер монтажа:

Мария Теребус

Режиссёр:

Мыкола Носок

Звукорежиссёр:

Павло Пашко

Бильд-редактор:

Олександр Хоменко

Транскрибатор:

София Базько

Мария Глух

Гаяна Мкртчан

Переводчик:

Ольга Щербак

Редактор перевода:

Свитлана Борщ

Контент-менеджер:

Илона Баденко

Ukrainer поддерживают

Стать партнером

Следи за экспедицией