Бердянск. Шрифт как культурный код

Share this...
Facebook
Twitter

Бердянский шрифтовой дизайнер и каллиграф Андрий Шевченко создаёт современные кириллические шрифты, которые используют для украинских веб-сайтов, печатной продукции, а также городской коммуникации. Он известен как автор шрифтов “Арсенал”, “Оксана”, Bandera Pro. Кроме работы, дизайнер принимает участие в арт-фестивалях и сам организует художественные акции в родном городе, занимается каллиграфией на бердянском пляже, а также бегает и собирает людей на спортивные флешмобы.

Андрий Шевченко родился, живёт и работает в Бердянске. Несмотря на широкий круг интересов, он известен прежде всего как шрифтовой дизайнер. На вопрос: “Почему именно шрифты?” у Андрия два варианта ответа. Первый — в детстве он читал “Собаку Баскервилей” и был поражён, как Шерлок Холмс по шрифту определил, в какой газете была напечатана записка. Тогда он заметил, что все газеты печатаются разным шрифтом, и так начал обращать внимание на шрифт. А второй вариант ответа такой: интерес возник после прочтения книги Леонида Проненко “Каллиграфия для всех”.

— Я с детства обращал внимание на буквы, просто не знал, что этим можно заниматься. Ещё одно детское воспоминание есть. В книжном магазине я вижу “Пионерскую типографию” и говорю родителям: “Давайте возьмём, будем печатать”. Прежде чем мы купили, мне удалось заглянуть под крышку коробки. Оказалось, что вместо букв там были графические изображения. Советская власть не давала детям печатать слова, видимо, боялась, что они какие-то прокламации начнут писать. Это как были пишущие машинки со специальным дефектом, чтобы можно было определить, какой “паразит” это печатал. Так что буквы — это серьёзно.

Кроме основной деятельности шрифтовика, Андрий Шевченко участвует в арт-фестивалях, проводит мастер-классы по каллиграфии. Несколько лет подряд весной дизайнер собирает через социальные сети желающих, чтобы создать приморские каменные пысанки. Цветными мелками участники раскрашивают гранитные шары на Приморской площади по эскизам пысанок, выполненных народными мастерами.

Андрий Шевченко болеет за развитие родного Бердянска. Этот лёгкий, будто бриз, город имеет своё, довольно привлекательное лицо, но оно изранено типичным для украинских городов визуальным хламом.

— Заклеенные окна на исторических зданиях, непропорциональных размеров рекламные конструкции — от этого всего нужно избавляться, потому что это на самом деле визуальный мусор. Если весь город заставить МАФами, то какие там буквы на них ни цепляй, это будет небольшой эффект воспитания ценностного поля. Нужно думать глобально — о том, чтобы человеку комфортно жилось в городе.

Также Андрий стремится, чтобы в Бердянске, особенно вдоль моря, появлялась “инфраструктура для медленной жизни”: вело- и беговые дорожки, спортивные комплексы. Сам дизайнер увлекается бегом, участвует в массовых забегах (таких, как марафон ко Дню Независимости в Бердянске. — авт.) и организует собственные беговые мероприятия — как уже традиционная пробежка 1 января маршрутом в форме трезубца.

— Когда бегаешь, настроение улучшается. А для шрифтового дизайнера, который должен сидеть длительное время за монитором, бег — это прекрасный повод за ним не сидеть. Когда готовишься бежать длинную дистанцию, этот процесс напоминает процесс подготовки шрифта. Наверное, просто по складу характера нужно быть таким немного тормозом, чтобы работать долгое время. И вот оно помогает. То есть бег сам по себе классный, а для шрифтовика — вообще супер.

Песчаный пляж для Андрия — место не только для прогулок или пробежек, но и для занятий каллиграфией. Он иногда носит с собой деревянную лопатку или находит на пляже какие-то предметы вроде игральной карты или ракушки, чтобы поупражняться в рисовании букв на песке.

Андрий Шевченко говорит, что шрифтовику каллиграфия нужна для вдохновения, как вспомогательный инструмент в понимании формы букв. Как такая экспрессивная вещь, которая позволяет найти какую-то форму, поиграть с этим.

— Для меня каллиграфия — это удовольствие в процессе: то, что я работаю с материалом, и то, что это не останется надолго. Вернётся ветер, водичка пойдёт, и всё — не нужно горевать, что ты испортил своей писаниной прекрасный берег. Можно найти прописи и тренироваться просто для отдыха, медитации, успокоения, для улучшения связей между рукой и мозгом. Каллиграфия — это же и есть медитация в каком-то смысле. Но я же не настоящий каллиграф, у меня скорее наивное искусство.

Больше десяти лет тому назад Андрий, который вырос в преимущественно русскоговорящем городе, перешёл на украинский. Сперва он начал интересоваться украинской культурой, а потом украинский стал языком семейного общения. По мнению дизайнера, чтобы создавать новое в Украине, нужно чувствовать связь с людьми, которые жили тут до нас. Общение на украинском помогает почувствовать эту преемственность.

Шевченковые шрифтовые семьи

Андрий Шевченко не имеет академического дизайнерского образования. Впрочем, это не помешало ему в своё время работать графическим дизайнером, каллиграфом. Первый шрифт он сделал в 2001 году, оцифровав собственный почерк. Сейчас Андрий практически перестал заниматься графическим дизайном.

Наверное, одним из толчков было, когда увидел у нас на лимане выброшенный мусор с моим логотипом. Я приложил руку к тому, что замусорили… Конечно, я могу встретить и свой шрифт на таких вот штуках, меня это огорчает, но не настолько, чтобы я вообще перестал этим заниматься.

Share this...
Facebook
Twitter
Share this...
Facebook
Twitter
Share this...
Facebook
Twitter
Share this...
Facebook
Twitter
Share this...
Facebook
Twitter

В 2011 году Андрий Шевченко победил в открытом всеукраинском конкурсе на создание современного делового украинского шрифта “Арсенал”. Разработанный дизайнером гротескный шрифт “Арсенал” по условиям конкурса является свободным для использования. В частности, его можно загрузить в библиотеке шрифтов Google Fonts и использовать для веб-сайтов.

В 2014 году Андрий разработал шрифт Bandera Pro, в знаковом составе которого есть базовые буквы латиницы и европейской кириллицы. Этим шрифтом была напечатана книга-хроника про Революцию достоинства “Летопись очевидцев. Девять месяцев украинского сопротивления”. Со временем Андрий Шевченко предлагал шрифт Bandera Pro в подарок каждому, кто переведёт определённую сумму денег на помощь армии. Он планирует и в дальнейшем развивать идею распространения шрифтов за благотворительность.

— Хотелось бы его распространить так, чтобы собрать с помощью шрифта деньги на какое-то хорошее дело. Например, на финансирование добровольческого парамедицинского батальона “Госпитальеры”. В целом идея такая: человек жертвует деньги парамедикам — получает за это шрифт. Если таких людей собирается довольно много, то мы этот шрифт выпускаем бесплатно.

— Когда работаешь над шрифтом, набрал несколько букв, слово или строчку — и оно тебя удивило. Это очень классный момент, когда ты что-то нарисовал и оно вместе создаёт неожиданные для тебя комбинации. А потом, когда, казалось, готово, когда техническая работа — бах! — ты увидел какое-то слово и думаешь: “Классный шрифт у меня получается!” Это как в “Игре в бисер”, которую написал Герман Гессе, то есть постоянно меняются какие-то нотки, визуальные точечки. Это бесконечный источник радости.

Андрий Шевченко говорит, что наиболее быстро делал шрифт за два месяца, а некоторые гарнитуры и семьи шрифтов, как, например, “Оксану”, он может дорабатывать годами. Его шрифт может быть бесплатным, как “Арсенал”. Бывают шрифты, на которые нужно купить лицензию и эксклюзивные, попадающие в руки одного заказчика. В целом дизайнер имеет в своём активе несколько семей шрифтов с разной и порою неожиданной судьбой.

— “Мариуполь” можно использовать, чтобы написать что-то по-мариупольски. Украинский дизайнерский медиапортал Telegraf Design использует этот шрифт как основной на своём сайте. Когда разрабатывал шрифт ZionTrain, думал, что он такой грубый, немного брутальный. А его взяли как основной для сборника стихов Марии Химыч. Оказалось, что для женских стихов он вполне подходит. Интересно наблюдать, как то, что ты сделал, работает потом с содержанием, с дизайном.

Андрий Шевченко рассказывает, что был позитивно впечатлён шрифтом NAMU Font, который шрифтовой дизайнер Дмытро Растворцев создал для Национального художественного музея Украины. Шрифтовик считает, что большое влияние на украинский шрифт имеют допечатная эпоха и каллиграфия.

— Роемся в залежах старой кириллицы, чтобы найти классные свежие решения. Как бы это парадоксально ни звучало, мы обращаемся на сотни лет назад для того, чтобы найти что-то такое, что нас бы радовало сейчас, по-новому его прочесть, на этой почве дальше строить своё. В украинском шрифтовом дизайне всё-таки заметен этот мощный интерес к истории, корням, рукописности.

В целом в мире, где большую часть информации люди воспринимают визуально, шрифт становится “лицом” языка и выступает одним из символов национальной идентификации. В украинском контексте шрифт имеет драматическую историю и до сих пор избавляется от колониального наследия. В начале XVIII столетия Пётр I законсервировал украинскую славянскую азбуку в церковной литературе, взамен внедрив “гражданский” шрифт на основе латинского печатного шрифта. Этим шрифтом украинцы пользуются до сих пор. Шрифтовой дизайн новой эпохи, когда художники старались привнести именно национальную окраску в это искусство, берёт начало в 20-х годах XX столетия. Тогда художник-график Георгий Нарбут разработал эскизы рубля и гривны, оформив их с помощью декоративных шрифтов. Немного позднее архитектор и график Васыль Кричевский оформлял книги и делал дизайн почтовых марок УНР. В конце 1960-х годов Васыль Хоменко создал первый украинский наборный шрифт хоменковскую гарнитуру.

Впрочем, по мнению Андрия, то, что украинская традиция тяготела к рукописности (ибо ей негде было развиться), в конце концов определило её особенность, на которую наложились прогрессивные подходы к созданию шрифтов.

Этот микс делает нас заметными, интересными. Пожалуй, этот момент история, рукопись, вот такая мешанина, современное прочтение это наша фишечка.

Тонкости ремесла

Когда дизайнер разрабатывает шрифт для больших объёмов текста, он на самом деле не имеет широкого поля для творчества. Ведь когда человек собирается прочесть книгу в двести страниц, шрифт точно не должен ему мешать. Андрий Шевченко рассказывает, что начал замечать такие тонкости ещё до профессиональной работы со шрифтами.

Нужно, чтобы человек не бросил твою книгу на второй странице, потому что какая-то деталь не даёт воспринимать текст. У меня в детстве такое было: книга меня напрягала, а потом я к этому вернулся и понял, что там был обратный контраст в украинской букве “є”.То есть шрифтом можно не только эмоцию передать, а задолбать читателя до того, что он бросит книгу.

По мнению Андрия Шевченко, процесс создания шрифта похож на конструктор. Шрифтовой дизайнер создаёт инструмент, которым будут работать другие люди, и никогда точно не знает, как это будет выглядеть в финальном варианте. Это не так, как с логотипом, когда ты сразу видишь всё слово и знаешь, какого эффекта хочешь достичь.

Андрий Шевченко рассказывает, что ему интересно изучать и вдохновляться разнообразными шрифтами, ведь эта плоскость имеет и богатую историю, и интересные свежие решения. Непропорциональные, анархические шрифты тоже могут быть красивыми, однако небрежность неприятно задевает глаз.

Есть такая шутка: “Хочешь кому-то зла научи видеть плохой кернинг”, то есть плохое расстояние между буквами. И всё, человек потерян для общества, он будет проходить мимо каких-то букв и его всё будет задевать. Есть также выражение о бокале вина, который должен равномерно распределиться между всеми буквами, чтобы никому не было обидно. Важно, чтобы общее визуальное впечатление было позитивное. Я люблю, когда буквы достаточно напряжены, чтобы чувствовалась жизненная сила.

Провести объективное исследование, какой шрифт воспринимается человеком лучше, очень непросто. Ведь существует утверждение, что лучше всего человек читает то, что читает чаще. Хотя шрифты с засечками (актикву) чаще используют для печати, а шрифты без засечек (гротеск) для веб-страниц. Андрий Шевченко говорит, что засечка помогает двигаться по строчке. Хотя, если речь идёт об экране, то это, наоборот, мешает.

— Впечатление от того или иного шрифта формируется скорее подсознательно, через культурный код. То есть разницу между готической надписью и полууставом каждый из нас прочитает благодаря тому культурному багажу, который потреблён через глаза за всю жизнь. То, что ты этого не осмысливаешь, не означает, что на тебя это никак не влияет. Мы много информации получаем через чтение. Поэтому у нас опыт как читателей очень большой.

Написать что-то по-городскому

В последние годы в украинских городах начинают появляться собственные фирменные шрифты. Уникальный городской шрифт, который можно использовать для написания названий улиц, туристических буклетов и вывесок на фасадах зданий, имеют Мариуполь, Сумы, Ивано-Франковск, Одесса, Киев, Львов, Днипро и другие города. Андрий Шевченко приобщился к разработке городских шрифтов Днипра, Запорожья и Мариуполя. Он говорит, что создавать шрифт для города классно, потому что этот проект реально помогает людям прочитать какую-то информацию.

Делать шрифт для Мариуполя меня пригласил Сергий Родионов, который выиграл конкурс на логотип. У него было довольно чёткое видение, поэтому попадать было не очень сложно, приятно было работать. В Запорожье мы адаптировали существующий шрифт, чтобы он больше под образ и задачи подходил. Шрифт для Днипра мы делали с Кириллом Ткачёвым. До сих пор продолжается эта эпопея, развиваем шрифт по насыщенности. Вообще, шрифт трудно закончить. Можно добавлять какие-то символы, делать другое начертание. Если погрузиться, то можно над одной супергарнитурой работать всю жизнь.

Андрий Шевченко говорит, что шрифт для города — это относительно новое явление и пока существует не так много критериев, каким он должен быть. Каждый город по-своему подходит к этому вопросу, так как диапазон решений большой.

— Преимущественно ориентируются, чтобы в дальнейшем делать указатели, таблички на дома, то есть читаемость очень важна. Но есть прекрасный пример луцкого шрифта, который является высокодекоративным и которым уличные таблички лучше не набирать, но очень характерный и выразительный и в то же время достаточно читабельный. Я бы не сказал, что в шрифт можно заложить какой-то конкретный смысл. Это как абстрактная живопись: не обязательно изображать конкретное понятие для того, чтобы произвести впечатление на человека.

По мнению Андрия, визуальное искусство это общая радость, когда приятно посмотреть на природу или на картину: источников для вдохновения и наслаждения созерцания множество, нужно лишь оглянуться.

Искусство, природа, городской дизайн из всего можно черпать. Может быть просто радость, может быть толчок к работе. Мои источники радости в моих шрифтах. Это такая сфера, где, к счастью, много создано нашими предшественниками, и наших прекрасных украинских букв существует много, “латинки” тоже много, и неизвестные нам системы письменности от них тоже можно получать этот заряд.

Над материалом работали

Автор проекта:

Богдан Логвыненко

Автор:

Наталия Понедилок

Редакторка:

Наталия Петрынська

Корректор,

Переводчик:

Ольга Щербак

Продюсер:

Ольга Шор

Фотограф:

Дмытро Бартош

Оператор:

Олексий Панченко

Павло Пашко

Режиссер монтажа:

Юлия Рублевська

Журналист:

Карына Пилюгина

Режиссёр:

Мыкола Носок

Бильд-редактор:

Олександр Хоменко

Транскрибатор:

Юлия Костенко

Редактор перевода:

Свитлана Борщ

Контент-менеджер:

Илона Баденко