Каменец-Подольский. Живая крепость

Достопримечательности
Подолье
Преобразование пространств
Ремёсла
8 апреля 2019 12:28
523

Каменец-Подольская крепость – одно из самых популярных украшений Подолья. Но именно за последние несколько лет крепость начала меняться и оживать. Каменец-Подольский замок превратился из обычного музейного комплекса в живой организм, где разные мастера занимаются традиционными ремеслами: лучничеством, гончарством, резьбой по дереву и выпеканием хлеба по традиционным рецептам. Историческая реконструкция дала этому сооружению второе дыхание, а посетителям – возможность не только увидеть историю, но и ненадолго в нее погрузиться.

Историческая реконструкция – это воссоздание культуры эпохи и региона. Для этого исследователи читают архивы, пересматривают картины, анализируют археологические находки. Путем научного эксперимента и игровых методов, реконструкторы максимально приближаются к первозданному виду вещей или традиций исследуемой эпохи.

Например, реконструкторы одежды собственными руками шьют одежду, которую надевали жители Каменца-Подольского в XVII веке. Пекари пекут хлеб по старинным рецептам, а гончары обрабатывают глину так же, как это делалось сотни лет назад.

Общественная организация «Каменец-Подольское военно-историческое общество» существует уже двадцать лет. В неё входят реконструкторы Каменец-Подольской крепости. Они занимаются изучением и популяризацией истории, а именно – прошлого Подолья и Каменца-Подольского. Директор крепости Олександр Заремба (псевдоним – Гайдук) убежден, что о городе необходимо рассказывать как можно больше, так как это последняя столица УНР. В 1919—1920-х годах Каменец-Подольский временно занял позицию, которую до этого занимали Харьков и Киев. Собственно, ежегодно в августе проводится одноименный фестиваль «Последняя столица».

До сих пор ведутся споры, когда же была возведена крепость: первые упоминания датируются 1374-м годом, когда город получил магдебургское право, но археологические исследования сместили хронологию крепости на два столетия назад.

Крепость окружена каньоном, внизу которого течет река Смотрич. Река петлей огибает остров, создавая невероятные пейзажи. Именно благодаря такому выгодному расположению Каменец-Подольскую крепость принято считать одной из самых неприступных на территории современной Украины. Её удалось захватить лишь дважды в истории, так что каменчане искренне гордятся своим прошлым.

Чем живет крепость сегодня? Какие люди творят её историю и воссоздают прошлое? В Каменце-Подольском можно задержаться дольше, чем на один день: не только посетить крепость, но оглянуться и заметить реконструкторов, историков и влюбленных в историю родного края людей.

Олександр Заремба

Еще в детстве Олександр увлекся историей, а сегодня занимается реконструкцией. Он начинал свой путь в мир воссоздания исторических достопримечательностей и быта с «Книги будущих командиров» Анатолия Митяева. Позже у него возникло желание исследовать прочитанное на ощупь, а потому он перешел к моделизму (творческое конструирование, испытание и использование конструкторских моделей – авт.). Следующий этап – военно-историческая реконструкция, очень популярная в мире и в Украине в частности. Ныне Олександр Заремба – директор Каменец-Подольской крепости.

Сейчас Олександр Заремба работает над реконструкцией XVII столетия. Он жалеет, что реконструкция не использует весь свой потенциал для популяризационной работы, ведь, например, костюмированные интерактивные экскурсии или макеты и модели могли бы привлечь внимание к музею намного большей аудитории.

2

Олександр показывает реконструкцию пушек XVI—ХІХ веков. Сперва пушки одевали на лафет – элемент системы, на котором закрепляется ствол пушки с затвором, а двести лет спустя, в XVIII столетии, преимущественно использовали мортиры. Мортира – пушка с коротким стволом, предназначенная для обороны фортификационных сооружений. Их часто называют «гаковницами» или «крепостными пищалями». Такие реконструкции выполнены в основном по книгам того времени. Чуть ли не единственный оригинал, который есть в распоряжении Олександра, – каменные ядра, находящиеся на территории крепости.

Точно так же воссоздается и костюм какой-либо эпохи. Если до наших дней не сохранились хотя бы фрагменты одежды, реконструкторы обращаются к книгам.

В гарнизоне крепости (военная часть, расположенная в определенном месте – авт.) в XVII веке службу несли военные так называемого польского или польско-венгерского образца. Тогда Подолье входило в состав Польши. Узнать солдатов можно было по нескольким элементам: магерка, делия и мушкет. В Речи Посполитой моду на шапки-магерки ввел Стефан Баторий. Шапка валяная, из войлока. Летом она защищает от жары (передняя часть отгибается как козырек), а зимой – шею от ветра (задняя часть выгибается).

4

Делия – зимняя верхняя одежда, которую носили нараспашку. Указом Стефана Батория цвет делии должен был быть голубым, а расшивки – или потребы, как их тут еще называют на польском – соответствовали региону: в Подольском воеводстве они были желтыми.

А мушкет – это огнестрельное оружие, которое в Украине называется «гаковница». Гаковница состоит из закрытой с одной стороны люфы (ствол оружия – авт.), затравы, сквозь которую искра попадает в люфу, и курка, в который вставлен фитиль. Мушкеты использовали до конца XVII столетия, на смену им пришли кремневые ружья.

Представьте себе стереотипы человека начала ХХІ столетия, когда ему говорят про козаков или нечто подобное. Это же обязательно дядька в красных сапогах, шароварах и вышиванке. Мы вот этот стереотип хотим немного менять и показывать, что украинцы – это не это и не только это.

Олександр рассказывает, что самая большая проблема в реконструкции состоит в отсутствии четкого представления, как работать. Он считает, в Украине не является очевидным тот факт, что туризм и просветительство могут изменять города и регионы. Вместе со своими коллегами он руководит проектом «Школа реконструкции», где рассказывает о направлениях и возможностях, а также приглашает присоединиться всех желающих. В замке шесть лет назад начали проект «Живая крепость», в рамках которого мастера демонстрировали свои ремесла, проводили мастер-классы и делали реконструкции.

— У нас в Украине, как-то еще нет четкого понимания разницы живой истории и какого-то карнавального действа. Это то, что вот очень обижает реконструкторов, потому что это человек, который тратит много времени, много сил на то, чтобы исследовать историю одежды, как-то что-то воссоздать по историческим аналогам, а его ставят в один ряд с каким-то карнавальным костюмом, с чем-то таким. Это абсолютно разные вещи, мы-то это понимаем, а вот большинство людей – нет.

5

За последние 20 лет количество туристов увеличилось чуть ли не в 10 раз, говорит Олександр. Из-за такой популярности туристического объекта научные сотрудники музеев стали больше заботиться о благополучии крепости и непосредственно о ее реконструкции. Дожди, подмывание склонов и, как следствие, размывание стен замка. Впрочем, работа продолжается, ведь туристы приезжают в Каменец-Подольский и ждут воплощения живой истории.

— Нас вдохновляет высказывание, которое приписывают Черчиллю. Я, честно говоря, первоисточник не находил, но я верю, что когда ему сказали, что во время войны сократят расходы на культуру, то он ответил: «Если мы сократили расходы на культуру, то за что мы тогда воюем?».

Игорь Чесноковский

Игорь Чесноковский занимается реконструкцией XVII столетия. Вместе со своими коллегами они изготавливают традиционные луки того времени, воссоздают костюмы и ведут просветительскую работу среди населения. В Украине не проводятся масштабные мероприятия, которые рассказывали бы о лучничестве и популяризировали это искусство и спорт. Но Игорь – один из организаторов ежегодного международного турнира «Каменная стрела» по стрельбе из традиционного лука в Каменце-Подольском. Мол, сам город вдохновляет к такой деятельности.

Игорь рассказывает, что первый лук он изготовил еще ребенком. Изделие было довольно сложное, его до сих пор хранят в арсенале его деда. Процесс изготовления луков нескончаемый: сколько живешь, столько учишься, а поэтому всегда видишь, что еще можно усовершенствовать.

8

Сегодня луки изготавливают из карбона или дерева, хотя внешний вид и форму оставляют традиционными для указанного региона. Каждый лук натягивается с разной силой, а потому для него индивидуально подбирают и стрелы. Если стрела будет слишком жесткой, она может отскочить от тетивы (веревка, которая туго стягивает концы лука – авт.) и полететь не в цель, а в сторону – в зависимости от того, как вы будете держать лук в руках и прицеливаться.

Игорь много рассказывает о турецкой, татарской и европейской традициях изготовления луков, иногда вспоминает и украинскую, но сразу останавливается. Козаки преимущественно использовали луки не собственного производства и археологические находки это подтверждают. До наших дней сохранились скифские луки, но назвать их украинской традицией сложно.

— Турецкие луки есть, татарские луки есть, а вот украинских я не видел. Ну таких, чтоб сказать, что это украинский. Козаки скорее всего использовали… Вы же не хотите стрелять из плохого (лука – ред.), вы хотите стрелять из лучшего, потому что это безопасность и ваша жизнь. В этом как бы татарские и турецкие луки были намного лучше.

10

Игорь достает колчан (кожаная или деревянная сумка, чехол для стрел – авт.), который точно так же, как лук и стрелы, изготавливают индивидуально. Если наездник стреляет из лука, его колчан крепится ближе к спине, а стрелы нужно ставить наконечником вниз, чтобы, второпях, не поранить руку. Для пехоты будет удобнее делать все наоборот – наконечником вверх.

Процесс изготовления лука довольно интересный, но Игорь призывает всех туристов из него пострелять. Для себя он определился давно: нельзя делать луки и не стрелять. Эти занятия неразделимы. Посоревноваться в мастерстве стрельбы можно в крепости, там функционирует тир.

Когда-то у Игоря спросили, как правильно стрелять.

— Правильно – не попасть в цель, а сделать правильный выстрел. Потому что, когда ты все сделал правильно, ты попадешь в цель. Попадание в цель может быть просто случайностью. А нужно делать так, чтобы оно стало успехом.

Олег Шулик

Шесть лет назад Олег Шулик испек первый хлеб. По инициативе старшего реконструктора Олександра Зарембы возникла идея попробовать что-то новое и показать это туристам. Построив печь, они взялись за работу. Правда, первые хлеба у них сгорели.

Хлеб пекут из муки второго сорта. Олегу неинтересно использовать высший сорт, так как тогда выпекание хлеба превращается в слишком простую и банальную процедуру. А происходит все так: в правильной последовательности смешиваем сыворотку или кислое молоко, сахар, пшеничную муку и даем тесту подняться. Месить тесто нужно целый час.

— Так говорил один дед, так много людей рассказывали, так приходят старшие и говорят: «Нужно хлеб месить, пока седьмой пот не изойдет». Пока семь раз вот так не оботрешься, хлеба не будет. Я сначала удивлялся, думал: как это так? А потом, когда начал месить… Действительно столько времени пот вытираешь, и не один раз.

12

Почти столько же времени хлеб будет печься в печке. Одна половина всегда рискует подгореть, потому что дно печки слишком тонкое для таких процедур, так что оставить хлеб и уйти не получится. Нужно следить за тем, чтобы не подгорело, и регулярно менять буханки хлеба местами.

Первую буханку дают попробовать туристам. Разрезать хлеб нельзя, его нужно ломать или, как говорит Олег, лупить. Разница во вкусе чувствуется сразу же: магазинный хлеб печется в электропечах, а здешний – на дровах. От этого хлеб пахнет дымом.

В крепости есть водяная мельница, на которой уже несколько раз мололи зерно. Олег верит, что это не менее интересная туристическая аттракция, которая привлекает многих посетителей крепости. Из этого зерна потом пекли хлеб. Но водяная мельница, как и многие элементы крепости, нуждается в ремонте.

К сообществу реконструкторов Олег попал после знакомства с другим Олегом – гончаром. Они с друзьями были одеты в традиционную одежду XVII столетия, чем и обратили на себя внимание. Мужчина сперва не верил, что ему удалось познакомиться с ними, потому что это была его мечта. Позднее он не верил в то, что присоединиться к реконструкторскому делу так просто: приобрести домотканое полотно, выкроить и сшить. Дополнительные знания и навыки не нужны.

Сейчас Олег гуляет со своим тезкой-гончаром в костюмах возле крепости и предлагает сфотографироваться с ним. Услуга бесплатная, ведь они, прежде всего, хотят популяризовать историю Подолья и Каменца.

Олег Храпан

— Так, вставляй в середину, держи. Смотри, теперь прижимай и тяни чуть-чуть вверх. Тяни-тяни вверх. Так. Теперь еще разок. Сжимай, тяни!

Олег Храпан – гончар. В одной из комнат крепости у него есть своя мастерская, где он проводит мастер-классы для детей и взрослых и продает глиняные изделия. Он выдает все необходимые материалы туристам и требует от них лишь одного: желания творить нечто новое и интересное.

Раньше мастерская Олега находилась в каньоне возле Русской брамы, то есть тоже в Старом Городе, но далековато от крепости. Люди там обычно гуляют мало и мало кто заходил в локацию. Мастеру стало скучно, и он перебрался в крепость.

У меня вот зима – нет людей, я даже мало работаю. Я прихожу, я могу поспать, могу булку полдня с чаем есть, музыку слушать, читать. То есть, когда есть люди, начинается движение, хочется что-то делать, люди приходят, спрашивают, интересуются, а ты рассказываешь, мастер-классы проводишь. Тогда хочется что-то делать, потому что ты знаешь, что ты кому-то нужен.

Гончарное дело осваивал фактически самостоятельно, но первый учитель у него всё же был – Василий из села Товстое на Подолье. Он всегда говорил Олегу: «Пока из печи не выймешь, не бросай». Нужно до конца доделывать какую-либо работу.

— И реально, я вот сто раз думал, зачем я это делаю, наверное брошу, потому что там ничего не зарабатываю, а жить на что-то нужно. Но когда вынимаю из печи, я понимаю, что здесь классно и это нужно делать.

Производство горшков проходит несколько этапов. Глина, которую гончары покупают, твердая как камень и не годится для лепки. Её необходимо размочить, взбить до консистенции сметаны, процедить сквозь сито, высушить на полочках, а когда достаточно просохнет – вымесить. Половина работы сделана.

Далее, собственно, лепка и выпекание. Гончар постоянно смачивает руки водой, чтобы глину было легче лепить, и раскручивает ногой гончарный круг. Глине можно придать практически любую форму. Узоры делают специальными инструментами, но чаще всего используют деревянную палочку. Чтобы снять горшок или кувшин с гончарного круга и не повредить изделие, его подрезают ниткой.

Олег рассказывает о других гончарах, которые живут в селах Подолья. Масштабной работы у них нет. В Домовке и Смотриче когда-то функционировали большие цеха, но сейчас ситуация иная. Сейчас центром гончарства стала Опишня.

Принцип работы с глиной всегда одинаков, но у каждого мастера свой метод. Когда Олег учит лепке, он показывает основные техники и методики, а потом оставляет человека с глиной наедине. Руки делают сами.

Чем является для меня глина? Это такой процесс творческий, духовный. Кроме практики необходимо любить и чувствовать. Иначе это ремесло будет, словно обычная работа.

Как мы снимали

В этом влоге мы попадем в Каменец-Подольский, увидим, как летают шары над крепостью, познакомимся с переселенцем из Крыма Мыколой Шлапаем, посмотрим, чем живет Каменец-Подольский замок, попадем на тренировку по мотоболу, посетим Отроков и усадьбу Сцибор-Мархоцкого, а в конце – попадем в Великую Яромирку, где фантастический мужчина Серафим Лесько создал собственный музей.

Над материалом работалиАвтор:Валерия ДиденкоАвтор:Богдан ЛогвыненкоРедактор:Катерына ЛегкаПродюсер:Ольга ШорФотограф:Полина ЗабижкоФотограф:Павло ПашкоОператор:Павло ПашкоОператор:Олександр ПортянМонтажер:Лиза ЛытвыненкоРежиссёр:Мыкола НосокФоторедактор:Олександр ХоменкоТранскрибатор:Полина ПанасенкоПереводчик:Варвара ВербицкаяРедактор перевода:Свитлана Борщ

8 апреля 2019 12:28